Развалины зенитно-ракетного комплекса С-200 с ядерными боеголовками в Володарском лесу

Аватар пользователя SLA
  • Атрибуты:
    • Особенности кеша
  • Теги:
    • Воинская часть,
    • Военные объекты

Оценка: 0 / 0 участников / 0 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаДонецкая областьВолодарське
Описание

   С-200 (по классификации НАТО — SA-5 Gammon (окорок, обман)) — советский зенитно-ракетній комплекс (ЗРК) дальнего радиуса действия. Предназначен для обороны больших площадей от бомбардировщиков и других стратегических летательных аппаратов.

    Первоначальная версия комплекса была разработана в 1964 года (ОКБ-2, гл. конструктор П.Д.Грушин), с целью замены незавершенной противоракеты "Даль" (при этом разработка комплекса С-200 маскировавалась показами на военных парадах макетов массивных ракет «Даль»). На вооружении с 1967 года.

 

  Каждый дивизион С-200 имел 6 пусковых установок 5П72, аппаратную кабину К-2В, кабину подготовки к старту К-3В, распределительную кабину К21В, дизельную электростанцию 5Е67, 12 автоматических заряжающих машин 5Ю24 с ракетами и антенный пост К-1В с радиолокатором подсветки цели 5Н62В. В состав зенитно-ракетного полка обычно входило 3-4 дивизиона и один технический дивизион.

   Источник

   В семи километрах от пгт. Володарское под Мариуполем расположена территория, где в прошлом дислоцировалась советская военная часть ПВО. Это место паломничества мариупольской молодежи из числа сталкеров, диггеров, любителей военной истории и просто любителей побродить.

 

  Источник фото

  Сейчас, как говорит народная молва, территория бывшей воинской части находится в частных руках. Природа здесь особенно хороша осенью. Лес пестрит теплыми красками, среди зелени и желтизны выделяются ярко-красные капли: ягоды шиповника и боярышника. Несмотря на разговоры о радиации и ядовитом ракетном топливе, сюда «просачиваются» собиратели ягод и грибов. Многие из них потом продают собранное в Мариуполе. 

   За десять лет лес сделал все, что мог, чтобы превратить некогда обжитое людьми место в тихий уголок природы. От бывших жилых домов, где жили офицеры и прапорщики, осталось нечто такое, что и руинами не назовешь, а скорее кучей бытовых отходов и стройматериалов. Все же советские постройки с трудом сдают позиции. Вот натыкаешься в траве на квадратик, выложенный целехонькой кафельной плиткой – строили на совесть.

    Помогли лесу и сталкеры, диггеры, коллекционеры, собиратели – «подчистили» металлолом и все остатки армейского снаряжения, забытые тут или брошенные. Кто фляжкой разжился, кто противогазом, кто защитным костюмом, кто стаканом граненым, наконец.

    Еще десять лет назад тут кипела жизнь. А четверть века назад здесь стояла система ракет большой дальности поражения, частица военной мощи Советского Союза. То есть передовой в советское время зенитно-ракетный комплекс С-200, контролировавший Азовский морской бассейн и часть бассейна Черного моря.

    Мне удалось найти в пгт. Володарское человека, который помнит военную часть оживленной, и, можно сказать, процветающей. Тяжелые КРАЗы, ТЗМ-ки, везущие ракеты на стартовые батареи. Три стартовые батареи дивизионов, с установленными на них ракетами, готовыми к пуску. Голубые ели на аллее. Котельная, подающая в офицерские дома тепло. Сытые хрюшки, шумные куры и утки в подсобном хозяйстве подразделения.

    Сейчас работа Анатолия Григорьевича связана с художественным творчеством. У него, майора в отставке, золотые руки. Да и, наверное, не тянет жить на одну офицерскую пенсию. Сколько пенсии он получает – не сказал, наверное, из гордости. Но упомянул, что уже пять лет государство пенсию не индексирует, то есть, офицеры-пенсионеры государству стали не нужны.

- Мы назывались группой дивизионов ракетных войск. Я служил замполитом одного из дивизионов. Подчинялись мы штабу, которой находился в Мариуполе, по проспекту Нахимова. Ракеты наши предназначены были для уничтожения групп самолетов противника в воздухе.

В группу входило три стартовых дивизиона, с которых мог осуществляться запуск ракет, и один технический дивизион. В каждом имелся пункт управления – КП. В каждом дивизионе имелся взвод управления (12-15 человек). Он являлся сердцем всего дивизиона. Взвод находился на командном пункте.

Командир группы дивизионов был в звании полковника или подполковника. Командир дивизиона – подполковника. Начальник штаба группы и замполит группы – аналогично. Замполиты, командиры батарей и начальники штабов дивизионов были майорами.

Ракеты в комплексе все были одинаковые, С-200. Когда в комплекс прибывала ракета, технический дивизион делал ее сборку-комплектацию. А на так называемой третьей площадке ракету заправляли воздухом, окислителем и горючкой.

Перед тем, как отправить ракету на стартовую батарею, ее проверяли на АКИПС, то есть на автоматической контрольно-испытательной станции. Проверяли, как она будет вести себя в воздухе.

В итоге подвижной состав – ТЗМ, перевозил ракету на стартовую батарею.

- Какой район вы защищали?

- Район, который мы прикрывали – это побережье Азовского моря, водный бассейн Азовского моря и часть Черного моря.

Я скажу сразу – из этого комплекса ни разу никто не запустил ракету. Не было такой необходимости применять ракету к бою. А случайно такое произойти просто не могло. В части служили опытные офицеры, которые свою работу знали.

- Народная молва говорит, что в части находилось ядерное оружие…

- Да, в ангаре стояло пять или шесть спецракет, после развала Советского Союза их вывезли. Они были предназначены для массового уничтожения самолетов противника в небе. Эти спецракеты тогда берегли как зеницу ока – не дай бог, на них будет царапина!

- И что, никогда не запускали ракеты даже на учениях?

- Запускали, но не здесь. Раз в два года группа подразделений выезжала на озеро Балхаш, в Казахстан, для выполнения боевых стрельб. А здесь, на месте дислокации, оставался дежурный дивизион со своим личным составом, с ракетами, готовыми к запуску со стартовых батарей.

   Остальные же дивизионы, огневые и технический, с тяжелой техникой грузились на станции Сартана на поезда, ехали на Балхаш, к городу Сарышаган. Там разбивали полевой лагерь, готовили технику.

   И стреляли. Для тех, кто не посвящен в эту тему, объясню как. Запускали «лажки» – это самолеты маленькие, беспилотные. Потом по специальным локаторам определяли траекторию полета, передавали ее на КП. Там производили расчеты и из другой точки осуществляли запуск ракеты. И все – радиус поражения двести метров. Автоматическая наводка ракет использовалась в последнюю очередь. Офицеры умели стрелять и без нее.

    Кстати, именно ракета С-200 украинского ПВО сбила российский пассажирский лайнер в 2001 году над Черным морем. Я считаю, произошел «перезахват». Вместо того, чтобы поразить «лажку», ракета «схватила» зеркальным лучом лайнер как свою цель, пролетела «лажку» и пошла на самолет. А ограничитель – когда ракета, не поразив необходимую цель, самоликвидируется, выставлен не был… Хотя сейчас многое говорят – даже, что вовсе не эта ракета сбила лайнер…

- Ходят слухи, что после того, как спецракеты из части вывезли, то взорвали шахты, в которых они находились.

- Никаких шахт не было. Не было ведь межконтинентальных баллистических ракет! Была обваловка – спецракеты находились в ангаре под землей, накрытые сверху бетонными плитами, и еще сверху была насыпана земля. Зачем бетон? Радиация! Войти туда можно было только вдвоем – вход поодиночке был запрещен.

- А техника безопасности?

- В советское время большое внимание уделялось химзащите. Солдаты были хорошо обучены – вдруг грянет война, ведь на войне и взрывы, и газы… Они не рисковали получить ожоги ракетным топливом, работали в прорезиненной спецодежде, перчатках, специальном противогазе. За вредность получали дополнительно паек - молоко и яйца. Это уже когда после распада Союза вывозили спецракеты, то таскали их, как бревна…

- Расскажите о военном городке.

- Когда планировался комплекс, то военный городок сначала хотели расположить в пгт. Володарское, на окраине, возле районной больницы. Но Главнокомандующий войсками ПВО СССР Павел Батицкий не разрешил. Он считал, что офицеры должны жить в части, чтобы в экстренном случае быстро оказаться на позиции.

Сразу за ККП, слева от дороги находился магазин. В магазин завозили товар по первому классу, который тогда негде больше было не купить. Сколько володарцев «по знакомству» ездили сюда за покупками! В нашем магазине был отличный ассортимент: всякие кофточки, туфли, сапожки, ковры. Бытовая техника: по предварительной записи продавали холодильники, стиральные машины. Автоскаты, которые тогда очень тяжело было где-нибудь достать. Продукты: сливочное масло, молоко, мясо, колбаса, конфеты…

- А супердефицитные тогда конфеты «Стрела», в магазине бывали?

- Конечно. Но редко.

Быт военного городка был хорошо продуман. Офицеры жили с семьями в четырех жилых домах, каждый на 16 квартир. Детей возили на специальном автобусе в Володарское, в школу и детсад. В каждом подразделении имелась библиотека, красные уголки. Был свой клуб – там показывали кино, туда с концертами приезжали артисты, в основном, Володарского районного Дома культуры.

Очень хорошие отношения были у командования части с районным руководством. Солдаты помогали колхозам убирать урожай, а за это те привозили в часть продукты на дополнительные пайки. Каждый праздник мы ходили в Володарское на демонстрации.

Зенитно-ракетный комплекс С-200 под Володарским прекратил свое существование уже в независимой Украине, где его сочли излишним. В 2001-2002 годах его демонтировали. Высококлассные опытные офицеры, владевшие навыками ручной наводки ракет, были уволены и разошлись кто куда. Военнослужащие уехали, а постройки были брошены.

Таких частей ПВО в окрестностях Мариуполя, говорит Анатолий Григорьевич, было около 15.  В Юрьевке, Новоазовске, Камышеватом, Безыменном… Они различались по вооружению, по типам ракет. Осталось большое поле деятельности для молодого поколения – любителей исследовать руины цивилизации.

 Источник

 

 

Как добраться к точке: 
Добраться к точке можно на личном автотранспорте, либо рейсовом автобусе из Мариуполя (на Боевое). Ехать нужно до остановки воинская часть в Володарском лесу.Затем по дороге, уходящей от трасы влево под прямым углом двигаться около 2 км до места, где дорогу преграждают ж/б плиты.Последний отрезок пути длиной около 500 м придется пройти пешком.
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу