Намоленные места Мариуполя.Храм, построенный в честь равноапостольных Константина и Елены на Слободке в Мариуполе

Аватар пользователя SLA
  • Атрибуты:
    • Рекомендации
  • Теги:
    • Церковь (разрушена),
    • Культовые сооружения

Оценка: +3 / 1 участник / 0 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаДонецкая областьМариуполь (город)
Описание

 

Источник картины

  Cегодня человеческой душой, обремененной пороками и грехами, не занимается государство, о ней недостаточно радеет школа, от нее отвернулась культура, она не интересна политическим партиям. Эту миссию взял на себя священник. Он может не справляться с этой задачей, может уклоняться от нее, но само его призвание требует общения с человеческой душой. И происходит оно в стенах храмов, в которых концентрируется небесная энергия, незримо охватывающая мир. Она облагораживает прихожан, вдохновляет художников и других представителей искусств. 

Источник фото


   За 24 года своего существования храм, построенный в честь равноапостольных Константина и Елены на Слободке в Мариуполе, пережил Первую мировую войну, революцию, и ни один кирпич не упал с его стен. Но он был разрушен за один день соотечественниками.

  Рождение

  Переехав из Санкт-Петербурга, три года Виктор Александрович Нильсен жил и трудился в Ярославской губернии в г. Рыбинске. Он - способный архитектор, окончивший Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров.
Виктор Александрович из семьи обрусевших датчан, навсегда связавших свою судьбу с Россией. Вроде бы и должен был легко привыкнуть к северному климату, но север, как ему казалось, не для него. Несмотря на то, что в Рыбинске ему удалось реализовать два крупных проекта - городской водопровод и здание городского Карякинского училища, - Виктор Александрович в 1901 году предпринимает решительный шаг – переезд на юг Российской империи. Он получил приглашение от городской управы города Мариуполя, да и семейные обстоятельства способствовали этому. Внутреннее чувство подсказывало ему, что реализовать себя полностью он сможет в набирающем экономическую силу промышленном портовом городе. 

В 1902 году на новом месте В.А.Нильсен с головой погружается в работу. Будучи городским архитектором, он занимается городским водопроводом, утверждает планы и проекты фасадов частных зданий. Новое предложение городского головы И.А. Попова обнадежило и вдохновило его как архитектора. 
«Милостивый государь, голубчик Виктор Александрович, - говорил ему градоначальник, - есть запрос духовных иерархов на строительство храма на Слободке. Без ваших способностей нам не обойтись. Срочно нужен проект».
То, что разросшаяся Слободка нуждается в церковном окормлении, не подлежало сомнению ни в городской управе, ни в среде городского духовенства, ни в Екатеринославской епархии. Требовалось построить храм примерно на тысячу православных прихожан. Городской архитектор с радостью принял предложение, интенсивно работал над эскизами, не считаясь со временем. Для этого он специально консультируется с городским духовенством, проникается глубоким уважением к канонам русского Православия. 

Итак, решение принято: храм в Византийском стиле, крестово-однокупольный, трехпрестольный. Северная часть – во имя преподобной Матери Мелании, южная часть – в честь иконы Божьей Матери Ахтырской. Кроме того, предусматривалось строительство земской и церковно-приходской школ. Конечно же, стены должны быть из красного кирпича, чтобы ярко выделяться на фоне однообразных домиков Слободки. Он должен быть простой и вместительный, в нем должно быть много воздуха, чтобы прихожане не падали в обморок.
Архитектурные эскизы были выполнены через три месяца с учетом всех финансовых и структурных ограничений. Но решение основной задачи – строительства – оставалось непростым: не было денег, опыта, людей.

Первые пожертвования на храм (потом постоянные) без особой огласки и шума предоставило семейство купца Баранова, который имел свое дело в Мариуполе. Нашлись предприимчивые подрядчики - братья Вощинкины, гарантирующие строительство по самым выгодным расценкам. Отбор мастеровых производился из «отходников», которые стекались в Мариуполь из голодных и холодных районов Центральной России. Они были жадные до работы, злые на жизнь, враждебно настроенные ко всему в мире и беззаботные к самим себе. Но работу они делали отлично. Учитывая темпы поступления пожертвований на храм, а также сезонность работы строительных артелей, здание церкви строили 8 лет. Первая служба состоялась в 1911 году. Священником прихода стал Прокопий Евгеньевич Аксаковский, окончивший духовную семинарию, имевший жену и четырех детей.
Несмотря на то, что храм был расположен в низине, почти у самого Азовского моря, а весной и осенью улицы вокруг него превращались в непролазные болота, Константино-Еленовская церковь самоотверженно служила своим прихожанам.

С 1930 по 1941 год Виктор Александрович работает в техотделе завода «Азовсталь» проектировщиком. Его архитектурные идеи и талант не востребованы. Требовалось другое: индустриализация и идеологическое перевоспитание. В печати и на радио набирала обороты антирелигиозная пропаганда. Под угрозой оказались все храмовые сооружения Мариуполя.
В 1936 году на Слободке прозвучал глухой взрыв. Виктор Александрович понял, что дошла очередь и до его детища – Константино-Еленовской церкви.
Архитектор заперся у себя в кабинете (дом № 37 на ул. Георгиевской), никого не пускал, по щекам бежали слезы. Ему было 64 года…

  Эпилог
1936 год. Мне и моим сверстникам было по 10-12 лет. Я мог часами смотреть на краснокаменное здание храма, которое ярко вырисовывалось на фоне одинаковых строений, любовался куполом и колокольней. Храм казался мне гигантом, сторожившим эти маленькие домишки. И гигантом красивым. Особенно мне нравилось наблюдать за изменением цвета стен храма в зависимости от движения солнца.

Я начал рисовать. Родители мои разговоров о религии избегали. Кругом говорили, что Ленин был учеником Карла Маркса, который считал христианство орудием угнетения. Мне казалось, что храм этот построили знающие люди в дар большому Богу, которого, как утверждали кругом, нет. 
Рассматривал храм и думал о маленькой человеческой жизни (хоть тогда и казалась она бесконечной), и хотелось говорить кому-то слова, полные обиды за всех, жгучей любви ко всему на земле.

Такие мысли одолевали меня и в тот день, когда раздался глухой взрыв. Я зажмурился, а когда открыл глаза, церкви уже не было. 
Я был потрясен, мне было обидно, как будто у меня что-то вырвали из рук. «Хорошо, что остался мой рисунок Слободки и храма», - подумал я.

Позднее мне рассказали, что какая-то женщина нашла в кирпичном мусоре табличку, долго хранила и тайком передала в городской музей. Эта табличка и помогла восстановить историю строительства Константино-Еленовского храма в Мариуполе прошлого века.

Источник текста

Отчёты
Аватар пользователя Granit
1 Фото
Granit
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу