Английский клуб в г.Екатеринослав (ул.Ленина, 3)

Аватар пользователя Vikont
  • Теги:
    • Архитектурные сооружения ,
    • Здание

Оценка: +47 / 12 участников / 2 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаДнепропетровская областьДнепр (Екатеринослав, Новороссийск, Днепропетровск)
Описание

Практически ничего, кроме даты – 13 декабря 1838 года – про основание Екатеринославского Английского клуба неизвестно. Но даже дата основания клуба известна только из §1 устава клуба. Можно только догадываться и о его первоначальных целях. Спокойно собираться вечерами мужской компанией, провести время за беседой, картами, обменом новостями, принять гостя города. Начальный период истории клуба известен практически только из статей устава, который не изменялся на всём протяжении его существования. Архив клуба почти полностью был уничтожен 29 июля 1897 г. при пожаре в его летнем помещении, а дело № 329 канцелярии гражданского губернатора «Об открытии Английского клуба», хотя и значилось в описях канцелярии, но было утеряно уже в начале ХХ века. 


По уставу клуб должен был работать только по средам и воскресеньям. По §38 каждый член клуба имел право требовать из буфета не только пунш, грог и сигары, но и трубку с табаком, а по §41 неисправные должники по карточной игре не только исключались из клуба, но их имена вносились на «черную доску» до уплаты долга. 

Очень долго клуб не имел собственного помещения и арендовал частные дома. Некоторое время он находился в Потёмкинском дворце, потом в доме Штейна на Харьковской. А с середины ХІХ века надолго разместился в доме майора Щербакова на углу Проспекта и Воскресенской улицы, который был одним из крупнейших и богатейших особняков своего времени. Высок был и уровень самого клуба. Андрей Михайлович Достоевский, вспоминал, что будучи Екатеринославским губернским архитектором « …начал ходить в клуб, где мало-помалу познакомился со всем городом. Естественно меня по первому же предложению избрали членом клуба, и я вечерами начал частенько посещать это злачное место. Этот клуб был тогда единственным в городе Екатеринославе, он был всесословным: тут были членами и дворяне, и чиновники, и купцы, а потому членов было, кажется, более 300 человек, и клуб благоденствовал. Много потом я видел клубов в других городах, но организованного, как в Екатеринославе 1860 – 1863 гг., я не встречал».

Про порядки и популярность клуба свидетельствует и то, что в 1861 г. приехавший в город писатель Григорий Данилевский сразу с дороги, вместе с вещами отправился в клуб, а уже потом стал устраиваться на квартиру. Даже традиционные тогда в местном «высшем свете» Рождественские визиты были заменены общим визитом в клуб (это был едва ли не единственный день в году, когда в клуб допускались женщины). Рождественский визит в клуб обходился посетителю не менее чем в 1 рубль, а собранная сумма шла на содержание детского приюта. В 1889 г. А.И. Егоров отметил, что таким образом для приюта было получено 823 рубля, но сумма была меньше, чем в 1888 году. А старожилы клуба вспоминали, что раньше бывали годы, когда приют полностью содержался на этот рождественский налог.

Хотя изначально клуб именовался «Екатеринославским Английским», но, как правило, его называли просто – Клубом. Долгое время он был единственным, и такое название не требовало дополнительной расшифровки. Даже в позднейшее время, когда в городе действовало уже несколько клубов, название «Английский» все равно использовалось не очень часто. Даже в собственных документах клуб назывался «Екатеринославским», что подчёркивало его исключительность и приоритет в городе.

В эти, лучшие свои времена, проблемой для клуба был запрет Щербакова на любое строительство в саду особняка. Поэтому под летние помещения приходилось нанимать Городской сад. Именно здесь находился летний театр клуба, очень популярный в 1880-х гг. В 1870-х гг. наследники Щербакова решили продать арендуемый клубом дом. К зданию приценивалось Губернское земство и ряд частных лиц, но цена в 60 000 рублей казалась высоковатой. К счастью, покупателя клуба пришлось искать около 15 лет. Только в 1887 г. клубу пришлось покинуть обжитое место. По ходатайству губернатора Дмитрия Николаевича Батюшкова особняк был куплен казной под размещение квартиры и канцелярии Екатеринославских губернаторов. Именно с этого года за бывшим особняком Щербакова и бывшей резиденцией Английского клуба прочно закрепилось название «Дом губернатора».

7 февраля 1887 г. общее собрание членов Английского клуба приняло решение о необходимости покупки земельного участка и строительства собственного здания клуба. На этом же заседании Совету Старшин было предложено объявить конкурс на проект здания с премией в 300 рублей и избрана первая строительная комиссия (К.Д. Старицкий, П.М. Авдеев, И.Н. Кранц, С.В. Дзержановский, И.Г. Греков, Г.А. Самойленко, И.С. Миклашевский и Ф.А. Гаген). Как отмечалось в подготовленной М. Лучником «Краткой исторической записке к 75-летию Екатеринославского клуба», в 1887–1891 гг. на каждом общем собрании поднимался вопрос о постройке здания.

Уже 5 сентября 1887 г. первоначальное решение было откорректировано. Совету Старшин было поручено либо договориться с городом о бесплатном выделении места под строительство, либо договориться с министерством Государственных имуществ о долгосрочной аренде Технического сада. Только в случае полной неудачи переговоров Совет получал право начать переговоры о покупке места. Перипетии переговоров, проводимых Советом Старшин, неизвестны, но только 14 марта 1889 г. на общее собрание было внесено предложение о покупке дворового места у кандидата прав Ивана Сергеевича Ловягина. Большинством в 84 голоса против 58 собрание одобрило приобретение участка. Однако уже 30 марта, из-за протестов части членов клуба, состоялось дополнительное рассмотрение вопроса. В результате была избрана специальная комиссия для определения пригодности места. Участок был действительно не очень удобный, так как находился в низине по соседству с двумя «канавами» (так в это время называли небольшие речки протекающие через центр города), которые весной и при сильных ливнях часто выходили из берегов. Но уже 4 апреля, после подтверждения пригодности места для крупного строительства, общее собрание утвердило своё решение о покупке участка.

3 мая 1889 г. для совершения купчей крепости в контору нотариуса Ф.Е. Валленкампа явились уполномоченный И.С. Ловягина, врач З. Ловягин и частный поверенный С. Ставровский, действующий от имени старшин клуба (в этот ответственный момент во главе клуба стояли штабс-капитан Г.А. Самойленко, коллежский советник Г.Г. Герценвиц, коллежский асессор И.Г. Греков, екатеринославский ІІ-й гильдии купец П.В. Кулабухов, полковник Г.Г. Быков и надворный советник П.М. Авдеев). По купчей клуб приобретал участок 28 х 50 саж. из дворового места №159 в  1-й (бывшей 2-й) части города, доставшийся И.С. Ловягину после смерти отца, купца Сергея Ивановича Ловягина. Стоимость покупки составила 9 000 серебром.

На протяжении второй половины 1889 г. шло обсуждение и утверждение программы всероссийского архитектурного конкурса на проект здания клуба. 11 января 1890 г. была создана очередная и последняя строительная комиссия в составе: С.Ю. Харманский, П.М. Авдеев, Д.В. Пчёлкин, С.П. Палей, Д.С. Скоробогатов, П.В. Кулабухов и И.Г. Греков. 10 апреля были подведены итоги конкурса. Премии получили проекты Е.В. Гольдберга, В.А. Косякова, А.А. Набатова, Г.С. Гаврилова. Первую премию получил проект Александра фон Гогена, который и был утверждён постановлением общего собрания 17 апреля 1890 г.

Строительство здания было начато в этом же году и полностью окончено к концу следующего 1891 года. Новое здание имело лучший в городе концертный зал, несколько комфортабельно обставленных гостиных, прекрасный ресторан, летние террасы и прекрасную библиотеку в 10 000 томов. 

Летний театр клуба в 1900-х гг.

Садовый фасад клуба в 1900-х гг.

Эстрада в саду Английского клуба 1900-е гг.


Покупка участка и строительство нового здания сказались и на городской топонимике. Улица Проточная, получившая своё название благодаря уже упоминавшимся рекам, была переименована в Клубную.

Для быстрейшего завершения работ клубу пришлось влезть в долги. Удачное ведение финансовых дел позволило быстро погасить долговые обязательства, реконструировать летние террасы в полноценные залы, достроить служебные помещения и построить деревянное здание летнего театра. В 1898 и 1910 гг. клуб даже докупает два земельных участка общей площадью около 2 000 саж.

Оборотной стороной финансового успеха стало пристрастие распорядителей к дорогостоящим развлечениям: летом постоянно приглашался оркестр Симферопольского полка, устраивались пышные балы, которые почти вытеснили традиционные семейные вечера, приглашались высокооплачиваемые артисты. Кроме того, самый элитный клуб города, как ни странно это звучит, имел определённые финансовые обязательства и перед своими членами. Так, постоянно выплачивались стипендии на образование детям беднейших (!) или умерших членов.

В результате значительных трат резервный капитал клуба был израсходован, а его конкуренты смогли сильно ослабить его положение. Иногда старшинам приходилось вести длительные переговоры с поставщиками и кредиторами лишь для того, чтобы не оставить клуб без отопления и освещения. Резко упала даже численность членов клуба.

Оставшиеся члены клуба организовали внутренний заём, отказались от проведения целого ряда дорогостоящих мероприятий, открыли сад клуба для всех желающих (плата за вход составляла 10 коп.). Помещения клуба стали сдавать в аренду для проведения вечеров, концертов, балов. Совершенно новой статьей дохода стало введение общедоступных залов для игры в лото и карты. В результате нововведений клуб в значительной мере утратил элитарность, постепенно трансформируясь в массовый, был разруган местной прессой за потакание «низменным вкусам», но… Но в 1910 г. бюджет клуба, в сравнении с 1909 г. вырос втрое, достигнув рекордной цифры – 155 099 руб., а чистый доход вырос даже в девять раз - до 73 000 руб. Кроме того, значительно возросла роль клуба в общественной и культурной жизни города. Здесь проходили концерты таких знаменитостей, как Ф. Шаляпин, Л. Собинов, М. Заньковецкая, Е. Гельцер, братья Адельгейм, А. Аренский, А. Скрябин; читали лекции Д. Дорошенко, А. Синявский, Д. Яворницкий, И. Акинфиев и др.

Поэтому неудивительно, что в 1912 г. было принято решение о строительстве при клубе корпуса театрального зала. Вновь был объявлен конкурс на проект, победителем которого стал гражданский инженер А.Н. Петровецкий. Строительство было начато в феврале 1913 г. под надзором членов клуба, гражданских инженеров Петровецкого, Булацеля и Харманского. Строительство велось скоростным методом, который в то время называли «американским». Большое, богато отделанное, стоившее более 150 000 руб. здание, было окончено уже к декабрю этого же года. Открытие театра Английского клуба было приурочено к его 75-летию, и даты «1838» и «1913», которые символизировали это событие, ещё и сегодня можно увидеть на фасаде театра им. Т.Г. Шевченко. Первым мероприятием, состоявшимся в новом театральном зале, было торжественное юбилейное собрание и бал 13 декабря. Кроме торжественной части, в собрании прошли и традиционные выборы старшин нового 1914 г., которыми стали Николай Дмитриевич Аверкиев, Николай Никифорович Коростовцев, Иван Максимович Савченко, Михаил Михайлович Добровольский, Дмитрий Степанович Скоробогатов и Валентин Александрович Волжин. Всего в 1913 г. членами клуба значилось 634 человека. 

Главным помещением нового корпуса был театральный зал на 1 200 человек, который легко превращался в бальный (первоначально зал имел плоский пол, и трансформация не являлась серьёзной проблемой). Театр имел отдельный вход с небольшой площади, образованной изгибом Клубной улицы. К услугам зрителей были два фойе на первом и втором этажах, буфет и комнаты отдыха. Для членов клуба существовал отдельный вход в зрительный зал непосредственно из Старого корпуса.

Театральный корпус (ныне - Театр им. Т.Г.Шевченко, ул.Ленина, 5)

Накануне юбилея и открытия театрального корпуса клуб получил подарок и от городского самоуправления Екатеринослава. 11 декабря город оформил передачу в пользование «до тех пор, пока будет существовать Английский клуб, или с каким-либо другим наименованием его клуб» участок земли площадью около 270 саж., который образовался после строительства коллектора на канаве, проходящей вдоль границы усадьбы клуба.

Хотя при строительстве театрального зала клубу снова пришлось влезть в долги, но перспективы перед ним открывались самые радужные. Надежды не умерли даже с началом Первой мировой войны. Поначалу война вызвала небывалый подъём патриотизма. Считалось, что Германия и Австро–Венгрия продержатся против союзников не более полугода, и жизнь вновь вступит в нормальную колею. Поэтому, когда в сентябре 1914 г. здания клуба были признаны пригодными для размещения военного госпиталя, это не встретило никаких возражений ни от Совета Старшин, ни от общего собрания.

30 ноября 1914 г. в помещениях театра Екатеринославского Английского клуба был открыт 2-й госпиталь Екатеринославского отделения Всероссийского Союза городов, рассчитанный на размещение 200 раненых. Собственно клуб, хотя многие из его членов были мобилизованы, спокойно просуществовал до конца 1917 г., продолжая устраивать благотворительные балы, концерты, лекции и запрещённую игру в карты в дальних комнатах.

Февральская революция 1917 года несколько нарушила спокойное течение клубной жизни. Ветер свободы «выдул» часть его членов и обеспокоил других, но в целом первые месяцы новой эры были временем не столько страха перед будущим, сколько временем больших надежд. Не особо потревожил клубную жизнь даже переворот в Петрограде, ставшем столицей соседнего государства. До Екатеринослава петроградские события докатились только в конце декабря, вылившись в большевистское восстание и несколько дней боев как в городе, так и вокруг него. 

В период анархии, наступивший после разгрома войск Центральной Рады, здания клуба были захвачены революционно настроенными активистами «Клуба трудового юношества ІІІ Интернационала». Правда, уже в январе 1918 года молодёжь переселили в национализированную гостиницу «Астория». Клуб был занят учреждениями Всеукраинского Центрального исполнительного комитета, так как в это время Екатеринослав, второй раз в своей истории, стал столицей государства. Правда ненадолго и без особых последствий. В конце марта 1918 года ВУЦИК покинул город, на который надвигалась австрийская армия.

В апреле 1918 года Екатеринославский Английский клуб возобновил свою работу. В эти тяжёлые и неопределённые времена антрепренёром клубного театра стал известный, особенно в советском будущем, режиссёр и актёр Михаил Тарханов. Под его крылом собралось много выдающихся актёров столичных театров, бежавших в «стабильный» Гетьманат от неопределённости большевистской России. Столичная же публика собиралась и в зрительном зале. Тревоги оставались за стенами театра, отступая перед бенефисами Данарова и Тарханова, пьесами де Флер и Кайаве, Эдмона Ростана, Леонида Андреева и лёгкими комедиями, возвращавшими в спокойное прошлое. К сожалению, время, отведённое актёрам и публике, было недолгим. В следующие годы клуб бросало, как корабль с вала на вал гражданской войны, от большевистских лозунгов до банкета в честь генерала Шкуро (именно этот банкет был одним из последних мероприятий собственно Английского клуба).

В первые мирные годы клубные здания были разделены. Клуб заняла Губернская партийная школа, в которой обучалось около 180 курсантов, а в театральном корпусе работал Центральный партклуб им. Ленина (следует заметить, что его чаще называли Центральным театром, чем партклубом). Театр не имел постоянной труппы и держался на гастрольных коллективах, хотя собрания и митинги в нем проходили не реже, чем спектакли. Во второй половине 1920-х гг. в театральном корпусе некоторое время находился театр и сад железнодорожников.

В 1927 году корпус был занят созданным ещё в 1918 году «І-м театром Української Радянської республіки ім. Т.Г. Шевченка», который перевели из Харькова в Днепропетровск.

В том же 1927 году старое здание Английского клуба было предоставлено горисполкомом под размещения Дома Красной Армии. В середине 1930-х гг. у первого секретаря обкома партии Менделя Хатаевича родилась инициатива построить новый «ДКА», который должен был больше соответствовать его роли в советском обществе, чем старый дворец. Для размещения «ДКА» была указана ещё только проектировавшаяся тогда набережная. Проект выполнялся 2-й мастерской управления проектирования и развития Днепропетровска под руководством Г.Л. Швецко-Винецкого и Б.С. Кащенко. В гигантском здании предполагалось разместить театральный зал на 900 мест, киноконцертный зал на 360 мест, ресторан на 300 мест, на плоской крыше которого предполагался ещё и летний ресторан, бассейн, спортзал и спортивные площадки на крыше над ним, учебные и клубные помещения, библиотеку, детские комнаты, музей РККА, общежитие. Новый «Дом», в соответствии с духом времени, был очень монументален с многочисленными коллоннадами и скульптурой. Наиболее впечатляющая скульптурная группа, «олицетворяющая рабоче-крестьянскую Красную армию и её единство с пролетариатом всего мира», была запроектирована над главным входом со стороны Днепра. В комплексе со зданием создавались обширные спортплощадки, парк и грандиозный спуск к Днепру. Удивление вызывает не только грандиозность проекта, но и то, что строительство здания даже было начато. Правда, к 1941 году успели возвести только фундамент и цокольный этаж (строительство располагалось на месте здания «Укргипромеза»). Хотя здание так и не было окончено, но свой след в истории зданий бывшего Английского клуба оно оставило. В преддверии будущего переселения «ДКА» у него отобрали клубный сад, на территории которого был построен детский комбинат.

С началом немецкой оккупации театр был занят немецким театром-варьете «Джем-вань-Янь», а «ДКА» передано Украинскому клубу. В клубе немцы позволяли открыто и свободно критиковать советскую власть, но были очень удивлены, что наряду с этим украинцы развернули ещё и антифашистскую деятельность. Уже в декабре 1941 года клуб был ликвидирован, а многие его члены арестованы. Клубный и театральный корпуса были объединены в один немецкий клуб. Кроме развлечений для немцев, здесь проводились и вполне серьёзные мероприятия. Так, именно здесь выступали Эрих Кох и Альфред Розенберг во время своих официальных визитов в Днепропетровск. 

После освобождения города клубный комплекс снова и уже окончательно был разделён между вернувшимся из эвакуации театром им. Шевченко и гарнизонным Домом офицеров. Здание театра в 1970-х гг. было капитально перестроено и расширено, и от театра Английского клуба в нём сохранились только фрагменты фасадов, фойе, парадной лестницы и зрительного зала. В Доме офицеров капитальный ремонт не проводился. Здание и сейчас, через много лет после закрытия Дома, несмотря на свою заброшенность, сохраняет богатое внутреннее убранство, оставшееся ему в наследство от Екатеринославского Английского клуба.

Источник текста 1, источник текста 2, источник текста 3, источник текста 4, источник 5.

Здание клуба (в недавнем прошлом - Дом офицеров Днепропетровского гарнизона, ул.Ленина, 3):

 

Отчёты
Аватар пользователя Lapsha
1 Фото
Lapsha
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
Аватар пользователя Alimvovan
1 Фото
Alimvovan
Аватар пользователя Orlan
1 Фото
Orlan
Аватар пользователя Dmitriy
1 Фото
Dmitriy
Аватар пользователя vv
1 Фото
vv
Аватар пользователя Voliansky
1 Фото
Voliansky
Аватар пользователя prokhozhijj
1 Фото
prokhozhijj
Аватар пользователя Granit
1 Фото
Granit
Аватар пользователя RuSlon
1 Фото
RuSlon
Аватар пользователя valka1000
1 Фото
valka1000
Аватар пользователя dombrovskii_a
10 Фото
dombrovskii_a
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу