ул. Дзержинского, 33 (Дом Струковых) в Днепропетровске

Аватар пользователя dombrovskii_a
  • Теги:
    • Архитектурные сооружения ,
    • Дом

Оценка: +42 / 10 участников / 4 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаДнепропетровская областьДнепр (Екатеринослав, Новороссийск, Днепропетровск)
Описание

ул. Дзержинского, 33 (Дом Струковых) в Днепропетровске

Одинокий особняк среди безликих зданий второй половины ХХ века. Земельный участок, который снится по ночам современным инвесторам, уже полностью застроенным чем-нибудь жилым, большим и полезным. Детский сад, который упорно не идёт навстречу мечтам и не желает освобождать так необходимую «городу» землю. Вот и всё, что осталось на ул. Дзержинского, 33 от крупнейшей и богатейшей дворянской усадьбы города Екатеринослава.  
Усадьба статского советника Петра Ивановича Штерича была одной из первых, построенных на Окружной улице и одной из первых крупных дворянских усадеб, построенных в городе вообще. На плане Екатеринослава 1793г. усадьба указана в виде не очень широкой полосы земли, протянувшейся от Окружной до Днепра. Застроена была только её верхняя часть, где вокруг парадного двора размещался большой особняк и четыре служебных флигеля. Похоже на то, что Штерич так и не завершил до конца свой городской дом. Во всяком случае, после отказа от реализации планов потёмкинского Екатеринослава Штерич практически не жил в своей городской усадьбе.
10 ноября 1804г. по распоряжению екатеринославского губернатора барона фон Берга покинутый дом был передан для размещения екатеринославской Духовной семинарии. Дом оказался пригоден только для учебных классов. Места для служб, квартир преподавателей и ученического общежития в нём не нашлось. К тому же отсутствующий в городе П.И. Штерич именно в этом году был избран губернским предводителем дворянства. В связи с этим он вскоре после размещения Семинарии прислал требование о немедленном освобождении дома, т.к. для исполнения должности ему было необходимо обосноваться в Екатеринославе.
Через 10 лет после этих событий усадьба уже принадлежала помещику Жмелеву. В 1820г. он изъявил желание продать усадьбу. Архиепископ Иов Потёмкин принял решение приобрести ее для все так же нуждающейся в помещениях Семинарии. Сохранилось мнение инспектора Семинарии Макария, который указывал на неприспособленность дома Жмелева. Дом находился далеко от города и был практически недоступен зимой, невелик, очень запущен и нуждался в ежегодных серьёзных ремонтах, а на 9 000 руб., которые за него просят, Макарий предлагал построить новый дом на собственной земле Семинарии. Несмотря на все эти возражения, в марте 1823г. была заключена купчая крепость, и Семинария получила дом Жмелева в свою полную собственность.
Не совсем понятно, как происходили дальнейшие события, но в 1830-е годы. Семинария уже занимает в этом районе гигантскую территорию - по соврем. ул. Дзержинского её владения тянулись от дома №29 до границы парка им. Т. Шевченко. Здесь хаотично располагалось более десятка небольших деревянных домиков, в которых размещались квартиры преподавателей, ученические общежития, больница, службы. Вместе с тем нижнюю, выходящую к Днепру часть бывших усадебных комплексов Семинария потеряла. Здесь  совершенно самовольно образовался жилой район Каменья, создание которого не предусматривалось ни одним из планов Екатеринослава.
А в 1840-х гг., вероятно, устав бороться со всё более ветшающими зданиями, Семинария продала всё своё владение губернскому предводителю дворянства Петру Ананьевичу Струкову. Новый владелец достаточно быстро и кардинально решил проблему ветхих зданий - он их просто снес. На усадьбе строится каменный особняк с каменными же службами, а на остальной территории создаётся громадный сад. Подчёркивая участие владельца в восстановлении Потёмкинского дворца под дворянское собрание, новый особняк получил решение, близкое к решению Потёмкинского дворца в том виде, который он получил после реконструкции с мезонином, портиком главного входа, поддерживающим балкон, и боковыми крыльями с часто поставленными пилястрами, имитирующими открытые дворцовые лоджии. Фактически Струков создал настоящее городское имение, которое настолько разительно отличалось от других «дворянских гнёзд» Екатеринослава, что практически сразу же получило название дворца.
Струковский дворец по праву считался одним из лучших частных зданий города. И неудивительно, что в конце 1873г. Георгий Петрович Струков по просьбе губернатора И.Н. Дурново уступил усадьбу под размещение квартиры и канцелярии екатеринославских губернаторов. Для И.Н. Дурново дом служил резиденцией до 1882г. Затем здесь работали губернаторы: барон Е.В. фон Розенберг (1882-1883), камергер, князь В.М. Долгоруков (1883-1884), Д.Н. Батюшков (с 1884). Именно к Дмитрию Николаевичу Батюшкову в 1886г. и обратился Г.П. Струков, то ли с требованием, то ли с просьбой освободить усадьбу. Причина просьбы была уже традиционной для этого дома - Георгия Петровича избрали губернским предводителем дворянства, и он нуждался в собственной городской резиденции.
Именно в связи с этой просьбой Д.Н. Батюшков и возбудил дело о приобретении для екатеринославских губернаторов собственного дома, которое успешно закончилось в 1887г. покупкой дома Щербаковых на углу Проспекта и Воскресенской улицы. Струковская усадьба вернулась в полное распоряжение законных владельцев.
Возникновение такой гигантской городской усадьбы, как усадьба Струковых, было явлением исключительным для города Екатеринослава. В целом для страны его нельзя назвать редким. Гигантские городские имения возникали во всех крупных городах. Они отличались своеобразием, которое диктовалось временем, характером формирования, источниками богатства владельцев, но имели и много общего. К сожалению, наиболее характерной их особенностью была недолговечность.
Угроза исчезновения нависла над усадьбой Струковых ещё в 1881г., после смерти П. Струкова. У четы Струковых было одиннадцать детей, и количество наследников умершего генерал-майора было значительным, даже несмотря на то, что многие из них умерли достаточно рано и не пережили отца. Как происходил раздел имущества, состоявшего из домов в Петербурге, Петергофе, Екатеринославе и нескольких десятков тысяч десятин земли, на сегодняшний день не известно. Из тех сведений, которые удалось найти, понятно только то, что часть имений, в том числе и дом в Екатеринославе, осталась в общей собственности семьи.
Но завещание зачастую подразумевало получение наследниками своей доли в имуществе деньгами. Возможно, именно эти выплаты и стали причиной продажи в 1890-х гг. части усадьбы на Новодворянской. Наиболее значительной потерей этого времени стала продажа полосы земли, примыкающей к Потёмкинскому саду. По согласованию с городом Струковы проложили через участок улицу Новую (соврем. Шаумяна), которая соединила улицы Новодворянскую и Каменную. По обеим сторонам Новой были нарезаны небольшие участки, которые и продали под застройку частным лицам. При продаже, естественно, не обошлось без земельных спекуляций, некоторые участки сменили нескольких владельцев, прежде чем их начали застраивать. Кроме Новой улицы Струковы продали также часть усадьбы, примыкавшей к Колодезной улице и Струковскому (ул. Урицкого) спуску в Каменьях. Здесь же они и сами построили небольшой доходный дом. Доходный дом был выстроен на части усадьбы и у квартала Новой улицы.
В конце 1900-х гг. усадьба Струковых вновь была сдана под квартиру екатеринославских губернаторов. В 1913г. было даже начато дело о продаже губернаторского дома на углу Проспекта и Воскресенской и покупке дома Струковых. Планировался снос старого особняка и строительство на его месте нового губернаторского дома и здания губернаторской канцелярии. Общая стоимость проекта оценивалась в 408 000 руб., из которых на приобретение усадьбы шло 110 000 руб. В связи с началом Первой мировой войны этот проект реализован не был, но до 1917г. квартира губернаторов всё же оставалась в доме Струковых. Кроме того, здесь же размещалось и французское консульство в Екатеринославе.
В годы гражданской войны особняк Струковых был заброшен и разграблен, а гигантский сад полностью вырублен на дрова. В середине 1920-х гг. особняк приспособили под дом отдыха железнодорожников. Но уже в 1929г. он полностью занят квартирами советской бюрократии.
В начале 1930-х гг. здесь находились квартиры Гаврилова - председателя облисполкома, Матвеева - секретаря обкома партии, Зайчика - заведующего особым отделом обкома партии и др. Надо сказать, что тогдашняя провинциальная номенклатура жила намного скромнее своих преемников. Так, когда во время одного из областных колхозных съездов у своего старого товарища Гаврилова решил остановиться Г. Петровский, то спать ему пришлось на полу.
Несмотря на то, что особняк стал одной из резиденций новой власти, именно в начале 1930-х гг. происходит наиболее значительное сокращение территории усадьбы. В 1931г. именно бывший сад Струковых выбирается для строительства первого в городе крупного стадиона. Стадион, получивший название «Динамо», строился по проекту Г.Л. Швецко-Винецкого и был закончен в 1933г. Значительный по размерам стадион был создан в естественной лощине, которую дополнительно расширили, разместив по склонам трибуны. Выбранную землю использовали для досыпки площадки до размеров, необходимых для размещения футбольного поля. Насколько можно судить первоначально, стадион «Динамо» имел только одно капитальное сооружение - центральный корпус одноимённого ресторана. Всё остальное было деревянным. В 1938г. по проекту московского архитектора А.Я. Карра стадион «Динамо» был капитально реконструирован. Первоначальные конструктивистские павильоны были заменены капитальными, более пышными и соответствующими духу нового времени, появились капитальные лестницы, террасы и спецтрибуна. В таком виде стадион просуществовал вплоть до закрытия в конце 1960-х гг.
Особняк продолжал использоваться под властную резиденцию вплоть до 1941г. Во время боёв за город он был серьёзно повреждён, и оккупационные власти даже намеревались его разобрать, но намерение это так и не осуществили. В 1943г. дом был повреждён вторично. Восстановлен он был к августу 1945г. под размещение детского сада, который работает в нём и сейчас. В 1950-х гг. территорию усадьбы ещё раз урезали, построив за особняком, над обрывом, пятиэтажный жилой дом. В 1970-х гг. начали застраивать и территорию, принадлежавшую ликвидированному стадиону. Собственно стадион намеревались превратить в парк, но из этого ничего не вышло, и в начале ХХI в. на его месте возникли «Башни».

источник текста

 

Отчёты
Аватар пользователя Lapsha
1 Фото
Lapsha
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
Аватар пользователя Alimvovan
1 Фото
Alimvovan
Аватар пользователя Orlan
1 Фото
Orlan
Аватар пользователя prokhozhijj
1 Фото
prokhozhijj
Аватар пользователя Dmitriy
1 Фото
Dmitriy
Аватар пользователя valka1000
1 Фото
valka1000
Аватар пользователя SLA
1 Фото
SLA
Аватар пользователя Granit
1 Фото
Granit
Аватар пользователя Vikont
1 Фото
Vikont
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу