Сакская грязелечебница

Аватар пользователя Vikont
  • Теги:
    • Лечебные грязи,
    • Природные объекты

Оценка: +4 / 1 участник / 0 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаКрым Автономная РеспубликаСаки
Описание

Ссылка на источник текста 1, ссылка на источник 2, ссылка на источник текста 3.

Ссылка на источник фото

«Подарок богов» — так говорят о Сакском солёном озере.

Сакское целебное озеро с грязями и рапой, а также источники минеральной воды подкрепляются сухим степным климатом и волшебным мастерством врачей. О целебных свойствах минеральных грязей Сакского озера было известно с глубокой древности. Греческий историк Геродот ещё в V веке до н.э. писал: «В Таврике, на солёном озере, используется египетский метод лечения (это когда больного погружали в лечебную грязь, а затем купали в тёплой озёрной солевой воде)».

Упоминали о городе, где есть «земля, исцеляющая всякие раны», древнеримский писатель и учённый Гай Плиний Старший (I век н.э.) и греческий географ Клавдий Птолемей (I век н.э.).

Сакская грязь — эластичная, маслянистая, черная, с запахом сероводорода. По консистенции и пластичности напоминает крем. В ее состав входят вода, растворимые соли натрия, калия, кальция, магния, нерастворимые соединения (окислы железа, калия, кальция, магния и другие), органические вещества (углеводы, жиры, нафтеновые кислоты и другие), различные микроэлементы (иттрий, иттербий, ванадий и другие). Установлено также присутствие в лечебной грязи гормонов, витаминоподобных (каротин), фолликулоподобных, пенициллиноподобных, гуминовых, битуминозных и других веществ. Содержит она и так называемые биогенные стимуляторы — вещества, усиливающие жизнеспособность организма, его сопротивляемость болезням. Лечебная грязь обладает антимикробными свойствами, то есть способностью задерживать или прекращать рост и развитие многих болезнетворных микробов; грязь насыщена сероводородом. Активное воздействие на организм человека оказывают все компоненты и свойства грязи: физические, химические, биологические. Под влиянием грязелечения происходят сложные процессы в нервной системе больного, эндокринных железах, в крови. В организме активизируются силы, способные победить болезнь.

Грязь оказывает разностороннее действие на основные функции и системы человека: дыхание, кровообращение, обмен веществ и выделение. Уникальное сочетание органо-минерального комплекса, микроэлементов, соленасыщенного раствора, биологически активной органики и газового фактора оказывает противовоспалительный, антибактериальный, рассасывающий эффекты с усилением обменных процессов на пораженных болезнью участках тела. Под влиянием грязи на иммунную систему человека активизируются защитные силы организма, способствующие выздоровлению.

Иловые микроэлементы, литий, марганец, фтор, бром, бериллий, йод — активизируют металобалические и ионообменные процессы в организме человека. Органическое составляющие грязи представлена биологически активными веществами, ферментами спиртового брожения, витаминами групп А и В. Целебные силы природы не исчерпываются лечебной грязью, рапой, минеральной водой. Широко применяются в Саках солнце- и воздухолечение, а также морские купания.

Еще в период позднего Средневековья на берегу соленого озера возникла татарская деревушка Тузлы (от татарского слова "тузлук", что означает "крепкий соленый раствор"), где грязелечением занималось мусульманское духовенство. 

Один из первых историографов Сакского курорта писал: "Целебная сила сих грязей была известна здешним коренным жителям, и все вообще обитатели полуострова имели к ним доверие до такой степени, что во всяком хроническом недуге прибегали к пользованию. А как у них не было медиков, которые могли бы, соображаясь с состоянием страждущих и свойством болезней, придать совет, то в сем качестве руководствовал их татарский мулла, который, прежде чем ложиться больному в грязь, предварительно читал над ним молитвы. Пользуясь крайним невежеством больных и значительным для себя прибытком, мулла не разбирал болезней, но, следуя внушениям корыстолюбия, уверял каждого в возможности получить облегчение, какою бы болезнью он ни страдал и в какое бы время дня ни ложился в ил". Если грязи не помогали больному, "мулла отговаривался тем, что больной не имел полной веры в целебную силу грязей и не внимал с должным усердием его молитвам". 

В 1783 году Крым был присоединен к Российской империи. И практически сразу на полуостров стали прибывать любопытствующие, желавшие своими глазами увидеть вновь обретенные земли. 

Сакское озеро с его целебными грязями заинтересовало русских исследователей. Академик П. С. Паллас, изучавший природу Крыма в течение многих лет, в своем "Кратком описании Таврической области" осуществил первое районирование озер полуострова. Палласом выделены и описаны пять групп озер, в том числе Сакское. 

Одним из первых крымских путешественников был Павел Иванович Сумароков, русский академик, натуралист, писатель, юрист. "Озеро Сак близ деревни сего же имени, - писал он в своей книге "Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году", - достойно, чтобы о нем сообщить. Оно имеет чудесное действие подавать скорое исцеление от многих болезней".

Сумароков сам лечился грязями и дал описание грязевой процедуры. "Стекающая и солнцем испаряемая вода оставляет у берегов род ила или грязи, в котором выкапывают глубокие ямы наподобие могил, и в них зарывают недугующих по самую шею, так, что лежащие в них не могут иметь никакого движения. Над головой делают из ветвей подобие шатра, дабы охранить ее от раскаленных лучей. Сидят в ямах по часу и более, переменяя грязь свежею, и сила-то оной приносит облегчение страждущим... Обитающие в здешних окрестностях крымцы стекались издавна толпами к сему спасательному месту и, возвратясь здравыми в дома свои, прославляли премудрость провидения. Ныне же многие из чиновных российских... удостоверились в истине сего чудотворения. Были примеры, что единожды и дважды употребленное сие средство освобождало от жестоких и продолжительных болезней без всяких потом следствий... Но сожалительно, что оное остается мало известным, а важность оного заслуживает всяких над ним изысканий и утверждений". В подтверждение своих слов Сумароков привел имена, фамилии и адреса нескольких лиц в Симферополе, Евпатории и Бахчисарае, излечившихся сакскими грязями. 

В 1803 году Сумароков посетил деревню Сак повторно, а вскоре издал книгу "Досуги крымского судьи, или второе путешествие в Тавриду", иллюстрированную художником Колпачниковым. В ней он подробно и не без юмора описывает процедуру лечения грязью. 
"В деревне Сак татарин, отправляющий должность аптекаря при той чудесной врачебнице, встретил нас у своего дома, отворил свою хату, устроил из подушек диван, сам пошел делать приготовления, а мы во ожидании того совлекли с себя одежды. Часа через полтора явился наш эскулап, подвезли арбу, мы накинули на себя плащи, влезли в тот подвижной чулан, поклали тазы, белье и поехали к озеру, в версте от селения отстоящему. Прибыв к берегу, мы босоногие шествовали по вязкой тине сажен пятьдесят и достигли выкопанных в грязи могил с устроенными от северной стороны, для защиты, шалашами... Я вижу, что читатель хочет позабавиться на наш счет, пусть же он вообразит себе каждого из нас лежащего всею длиною тела в особой могиле, под бугром накинутой грязи, который, оставляя одни только головы на свободе, лишал нас всякого движения. Пусть вообразит он увязшего по колена моего слугу с распущенным надо мною, к предохранению от солнечных лучей, зонтиком. Пусть прибавит он к сей картине татарина, сидящего на цыпочках подле меня, который, накидывая свежей грязи, поливал водою, как будто по пашне, покрывающее меня вещество. Теперь пусть он представит затейливого моего товарища с приткнутою молодым татарином к его губам трубкою и в сем положении испускающего табачный дым... Наконец, через полтора часа последовало наше восстание, и мы воскресли, во угождение переселению душ Пифагора, в виде уже негров, но лекарь татарин... посадил нас на камень и посредством вылитых на нас нескольких ведер воды поставил нас набело". 
Такой метод лечения вошел в медицинскую литературу под названием "крымский". 

В 1807 году французский химик Ф. де Сер провел анализ грязи сакского озера. Этот ученый, работавший во Франции у знаменитого химика А.Ф.Фуркруа, приехал в Крым по просьбе таврического губернатора А.М.Бороздина для устройства в его имении заводов и фабрик. Де Сер был всесторонне образованным человеком. После строительства суконной фабрики в имении губернатора он занимался другими делами, в том числе работал управляющим императорскими землями в Ореанде. Оставив службу, он приобрел в Симферополе сад, принадлежавший ранее Палласу, лучший в городе, и построил большой дом. Это было одно из первых зданий в Симферополе, построенных в европейском стиле. Именно в доме Де Сера останавливался А. С. Пушкин во время посещения Симферополя в 1820 году.

В 1827 году в Саки впервые приехал доктор Николай Антонович Оже. По поручению евпаторийской уездной администрации Н.А.Оже выезжал в Саки в летние месяцы и проводил наблюдения за лечением больных. А вскоре издал книгу "Практические наблюдения и исследования медицинских свойств целительных грязей с показанием правил, коими больные должны руководствоваться". 

Врачебная деятельность Оже имела серьезное значение для развития грязелечения на научной основе и последующей разработки способов грязелечения. Николай Антонович первым обнародовал перечень болезней, от которых исцеляют сакской грязью: ревматизм острый и хронический, ломота простудного и венерического происхождения, нервные и паралитические болезни, а также застарелые раны, последствия переломов костей, золотухи и другие недуги. В то же время врач указал и на противопоказания к грязелечению. Он предостерегал, что "...при чахотке, цинге, слабости нервов, горячках и воспалениях, а также беременности ни в коем случае не стоит прибегать к лечению в Саках". 

Молва о чудодейственной силе сакской грязи быстро распространялась в России и за ее пределами. Если в 1828 году в Саках лечились 29 человек, то к 1850 году за летний период поправили здоровье 330 пациентов. Эффективность лечения стала повышаться. Так, в 1846 году из 200 лечившихся 133 человека совершенно выздоровели, 52 - получили облегчение, и лишь самочувствие 15 пациентов осталось прежним. Из журналов учета, которые аккуратно вел Николай Антонович Оже, известно, что его пациентами были как простые люди (крестьяне, солдаты, мещане), так и именитые (генералы, помещики, чиновники). Здесь лечились супруга действительного тайного советника обергофмейстера двора ее императорского высочества княгиня Гагарина (племянница будущего героя Севастопольской обороны, главнокомандующего морскими и сухопутными силами князя М.Д.Горчакова) и ее дочери, фрейлины императорского двора княжны Варвара Сергеевна и Татьяна Сергеевна. За исцелением в Саки приезжали писатель Николай Васильевич Гоголь и живописец из Парижа Н.С.Фрост, священник берегового полка Шаров и супруга полковника Ушакова, действительный статский советник Милорадович и гимназист Ниловский, гвардейский генерал-майор Савельев и ротмистр гвардии Врангель, девица Троцинина девяти лет и татарский пастух, уязвленный тарантулом. 

Лечение в Саках стоило очень дорого. Но "для совершенно бедных", по словам доктора Оже, "смотрители заведения и местный лекарь готовы оказывать должное сострадание и человеколюбие, во всем снисхождение". 

С самых первых лет становления Сакского грязевого курорта ему оказывал постоянную помощь генерал-губернатор Новороссии граф Михаил Семенович Воронцов. В переписке между чиновниками очень часто встречается фраза "согласно воле графа М.С.Воронцова". 

В феврале 1836 года таврический губернатор А.И.Казначеев пишет архитектору Карлу Эшлиману: "Согласно воле графа Воронцова составить план и смету на постройку при сакских грязях бани и прочих строений". Однако денег на это в казне не нашлось... 

Но граф Воронцов обещал помочь сакчанам и направил через губернское земство четыре тысячи рублей из личных средств на строительство первой Сакской грязелечебницы. Получив деньги, стали быстро строить. К лету 1840 года первая простейшая грязелечебница (легкое помещение для принятия теплых ванн в ненастную погоду) при Сакском соленом озере была построена. 

Однако богатые пациенты, прибывавшие в Саки на лечение, желали европейского комфорта. Доктор Оже продолжает направлять в Симферополь официальные письма с просьбами о необходимости строительства капитальных сооружений (бани, устройств для подогрева грязи, деревянных домов на берегу озера, флигеля, где бы разместились кабинеты врача, аптекаря и торговые лавки). 

Гражданский губернатор, опять-таки, "согласно воле графа Воронцова", поручает архитектору составить план и смету расходов на указанные строения. Получилась внушительная сумма - 77 601 рубль 80 копеек. Затем, соразмерив желания и финансовые возможности, Казначеев приходит к выводу, что эти работы можно выполнить за 15 452 рубля, и просит разрешения у военного губернатора заложить эти деньги в смету. 

Итак, планы и сметы были составлены, однако средств на строительство губернское земство опять не нашло - ни в 1837 году, ни в последующие четыре года. Даже такой властный политик, как М.С.Воронцов, не всегда мог "раскачать" бюрократическую машину юга России. 

В сентябре 1841 года граф в одном из писем упоминает, что посещавший сакские целительные грязи некто Г.Голубков пожертвовал 20 тысяч ассигнациями "для построения при заведении бани, в которой бы больные могли принимать грязевые ванны несмотря на погоду". Граф дал указания, какой должна быть баня: иметь около девяти аршин в диаметре (6,4 метра), с особыми комнатами для отдыха. Еще он предложил при той же бане устроить небольшое отделение для женщин. И, как всегда, попросил все расчеты представить лично ему. Возникает вопрос: кто этот благодетель Г.Голубков? Граф не указал ни его чина, ни звания, ни места жительства. А ведь мог же этот инкогнито передать деньги прямо в Саки, без посредников! Кроме того, Михаил Семенович дает распоряжения о том, какой должна быть грязелечебница. В архиве нет его переписки с Таврическим губернским земством по поводу строительства Сакской грязелечебницы. Поэтому возникает версия, что граф вновь решил выделить деньги на развитие курорта из личных средств. Больше волокиты не было. Круговое здание с подогревом грязи, легкие деревянные домики на сваях на самом озере, флигель к казенному дому - все было завершено к лету 1846 года. 

Известность сакских грязей перешагнула границы России, и сюда стали приезжать на лечение из Польши, Герцеговины, Болгарии, Италии и Франции. 

Методы грязелечения прогрессировали очень медленно. Грязевые "ванны" отпускались по принципу "сколько больному позволяют силы и условия болезни". 
Ординатор Симферопольского военного госпиталя, штаб-лекарь А.Каниведский, работавший в сакском отделении госпиталя, так описывает грязелечение в Саках в тот период: "На берегу озера, где находится толстый слой ила, делается соразмерно величине человека желобчатое углубление... В приготовленную таким образом ванну больной ложится... и покрывается по всей поверхности кожи илом на два дюйма и более так, чтобы не было нигде отверстия. Голова же не покрывается, исключая особенных случаев, когда покрывается не только волосистая часть головы, но и лицо, оставляя глазные впадины, нос и рот незакрытыми. Положенный в такую ванну, после сильного жжения в первый момент, чувствует через десять минут и менее приятную теплоту во всем теле, кожа напрягается, пульс делается полнее и чаще, обнаруживается чувство ползания мурашек, иногда зуд в коже, в некоторых случаях ломота, особенно в конечностях. Потом наступает обильный пот, сначала на лице, потом на всей поверхности тела. Через сорок минут, иногда более, иногда менее, больной начинает чувствовать шум и звон в ушах, дыхание ускоряется, делается стеснение в груди, головокружение, тошнота и слабость во всем теле. 
Доведенный до такого состояния больной поспешно вынимается из ванны, завертывается простынями или шерстяными одеялами и переносится в палатку, омывается в ванне рапой... вытирается... одевается поспешно в теплую одежду и переводится осторожно на квартиру, где ложится в постель и укрывается теплыми одеялами... Вскоре неприятное ощущение в груди проходит, пот, сначала сильный, начинает уменьшаться... Через час или два, когда пот останавливается, больной переменяет мокрое белье и, отдохнув, обедает". 

Насколько тяжелыми были для больных такие ванны, показывает следующий фрагмент из статьи Каниведского: "В углублении ванны остается до трех и более фунтов пота, меж тем обильный пот продолжается и после ванны, по крайней мере, два часа". 

Неоднократно обращались к помощи сакских врачей и офицеры Черноморского флота. Большую часть службы они находились в условиях повышенной влажности и переохлаждения и оттого страдали ревматизмом. В Саках практически вылечились М.П.Лазарев (генерал-адъютант, адмирал, начальник штаба Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя), Л.М.Серебряков (вице-адмирал, начальник Черноморской береговой линии), Ф.Г.Артюхов (контрадмирал, командующий эскадрой Черноморского флота), В.А.Корнилов (капитан I ранга, начальник штаба Черноморской эскадры, в будущем вице-адмирал, в 1854 году возглавивший оборону Севастополя).

Столичная газета "Северная пчела" в 1847 году писала: "В конце мая с приездом больных сакская деревенская жизнь пробуждалась от своей обычной тишины. По вечерам в некоторых домах раскрываются зеленые столы для виста и преферанса, а армейские офицеры, приезжающие большей частью из Севастополя, оживляют в Саках общество". Как всегда на отдыхе, здесь сетовали на скуку, пишет газета, но никто от нее не страдал - молодежь ухаживала и влюблялась, мужчины, конечно, спорили о политике. 
Первоначально госпитальные больные размещались у местных жителей, сдававших дома внаем. В 1849 году на северо-восточном берегу Сакского озера рядом с гражданским ведомством строится каменное здание, рассчитанное на "70 нижних чинов и 5 офицеров".

Лечение в ту пору было сезонным, начиналось в июне и продолжалось по август. Грязевые ванны больные принимали по прежнему в "могилах", так красочно описанных Сумароковым, но уже под наблюдением врача. 

Для создания лучших условий приема грязевых процедур после распоряжения графа Воронцова "устроить здесь здания для больных с различными удобствами" в 1832 году появился павильон для пациентов, который местные жители прозвали "дворцом". Он благополучно просуществовал до самой Крымской войны. Кроме того, был открыт пансион с 20 номерами от 30 копеек до 1 рубля 20 копеек серебром в сутки. 

Несмотря на то, что военное и гражданское заведение обслуживали в сезон до 250 человек, путешественники отмечали большой недостаток приличного жилья и его дороговизну. 

"Съезд больных в некоторые годы бывает очень большой, и многие принуждены тесниться в татарских лачужках и платить за комнату по 1 рублю 50 копеек и даже по 2 рубля серебром. Случалось иногда, что некоторые должны были платить за наем простого крестьянского дома о трех комнатах по 5 рублей серебром в сутки, между тем сам дом стоит не более 100 рублей серебром... При большом съезде больных нередко также ощущается в Саках недостаток в съестных припасах". 

В 1840-х годах "крымский" метод лечения сменяется новым, вошедшим в медицинскую литературу под названием "грязевые медальоны". Грязь выкладывали на деревянные площадки в форме овала размером в человеческий рост. Эти площадки были хорошо защищены от ветра. К 11 - 12 часам дня грязь нагревалась. Сняв горячий слой (48-50 °С), им быстро обмазывали больного. Если погода была пасмурная, дождливая, то процедуру не делали. Для ослабленных больных готовили разводные ванны - в деревянную ванну выкладывали грязь, разбавляли водой и размешивали. 
Едва больной поднимался из грязи, его окутывали простыней и войлоком и направляли в деревянную купальню, где отмывали от грязи. Одевшись потеплее, больные садились в экипаж и в сопровождении слуги отъезжали на квартиры. Те больные, которые не имели своих экипажей, нанимали у местных жителей простые крестьянские повозки.

В начале 1850-х годов волостная деревня Саки была одной из самых значительных в Евпаторийском уезде. Газета "Северная пчела" сообщала, что состояла эта деревня "из земляно-кирпичных мазанок, побеленных глиною и разбросанных без толку и порядка". Лучшими зданиями были казенная почтовая станция и волостное управление. В 130 домах проживало 550 обывателей, в том число 270 государственных крестьян. Жители занимались сельским хозяйством, ремеслами, добычей и продажей соли. Значительный их доход составляла также сдача домов внаем и торговля съестными припасами. 

Развитие деревни и курорта было прервано Крымской войной 1853 -1856 годов между Турцией, Англией, Францией и Сардинией с одной стороны и Россией - с другой. В Саках было разрушено все, что еще оставалось целым. Сосредоточение большого количества войск русской армии на территории Евпаторийского уезда и Сакской волости в том числе, опустошительные рейды англичан и французов за провиантом и фуражом разрушили крепкие крестьянские хозяйства. После войны многие селяне не смогли засеять свои поля. Население значительно поредело, в деревне Саки осталось всего два десятка домов. Опасаясь репрессий со стороны российского правительства за помощь противнику, многие татарские семьи покинули родину и эмигрировали в Турцию. 

После подписания Парижского мирного договора в 1856 году в сакскую волость стали прибывать крестьяне из Воронежской и Полтавской губерний. Из центра России везли скот и зерно для ослабленных и разоренных войной хозяйств. Через десять лет после войны в Саках уже насчитывалось 59 дворов, где проживало 403 человека. 

После Крымской войны знаменитая Сакская грязелечебница оказалась разрушена. На чертеже второй половины XIX века, переданном в 1911 году губернским земским техником Ф. Исаевым Сакскому музею, можно увидеть, что от зданий остались только сильно поврежденные стены. 
Были разорены военный госпиталь, казенный дом (гостиница) на 20 номеров, православная церковь и оставленные местными жителями дома. 

Архиепископ Таврический и Херсонский Иннокентий 25 апреля 1857 года пишет в Священный Синод о строительстве церкви в селе Саки: "Честь имею уведомить, что дело остановилось за прошедшею войной и вследствие ее может совершенно переиначиться, ибо новая церковь предполагалась к постройке главным образом ради существующего там больничного заведения, от которого теперь не осталось ни щепки". 

Как сообщал в 1857 году "Одесский вестник", "существовавшие до войны заведения преданы совершенному разорению. Та же участь постигла и обширную деревню Саки, и все дома, принадлежавшие между прочим некоторым чиновникам... поэтому считаем долгом предупредить тех, которые пожелали бы приехать к предстоящему семестру пользоваться сакскими целительными грязями, что они не найдут в этом году даже тех удобств, которые существовали до войны". 

Тем не менее сразу же по окончании боевых действий в Саки снова потянулись жаждущие исцеления, и это обстоятельство поставило перед местными военными и гражданскими властями задачу воссоздания лечебных заведений. Восстановление затянулось на несколько лет. Сначала отстроили военное заведение, но им могли пользоваться только офицеры, а также члены офицерских семей. В 1889 году в Саках лечилось 30 офицеров и 120 нижних чинов, хотя заведение могло принимать и большее количество больных. Правда, лечебница, построенная по барачному типу, не могла похвастаться удобствами. 

Гражданская грязелечебница была достроена за счет губернского сбора в I860 году. До 1864 года она находилась в ведении Евпаторийского лечебного управления. 

В июне 1862 года в казенное грязевое заведение села Саки был командирован евпаторийский врач Е.И.Поспишиль. Уроженец Баварии, Поспишиль в годы Крымской войны был принят по контракту на русскую военно-медицинскую службу. Доктор участвовал в обороне Севастополя, был батальонным лекарем перевязочного пункта Корабельной стороны. По окончании войны он остался в Крыму. 

В 1864 году врачебная управа передала Поспишилю Сакскую грязелечебницу в аренду. При этом он платил губернской врачебной управе мизерную арендную плату - 300 рублей в год. Условия, считавшиеся самыми выгодными для арендатора, оказались крайне неблагоприятными для дела развития грязелечения. За период аренды на развитие курорта средств совсем не выделялось. Существовавшие постройки - четыре каменных домика, ванное отделение, гостиница - совсем обветшали. Правда, одно новшество было введено Поспишилем: в грязелечебнице установили ванны, высеченные из сарматского известняка. В них больные не могли лежать, а лишь сидели, поджав ноги. 


К концу срока аренды грязелечебное заведение пришло, по словам очевидцев, "в самое печальное состояние". Согласно докладу специальной комиссии губернскому земскому собранию, строения грязелечебницы нуждались в серьезном капитальном ремонте: "Во всех зданиях каменные стены имеют значительные трещины; черепичные кровли... не могут удовлетворять своему назначению. Все деревянные части прогнили, все полы требуют перестилки, половые балки - перемены, стропила и стропильные балки ветхи". 

За три года до окончания срока аренды Таврическое губернское земство возбудило ходатайство о передаче лечебницы в его ведение, и в 1881 году это ходатайство было удовлетворено. В этом же году лечебницу посетила княжна Елена Горчакова, оставившая описание условий жизни и лечения в тогдашних Саках. Прибыв грязелечебницу, княжна прежде всего познакомилась с Местной гостиницей на 50 номеров: "Шли мы бесконечным темным коридором, по обеим сторонам которого то и дело отворялись двери и выглядывали скучающие любопытные лица. Смотритель заведения отворил дверь в какую-то конуру, сырую и пропитанную всевозможными запахами. Он ввел меня в эту отвратительную комнату в одно окно, с двумя кроватями, маленьким столом и за перегородкой грязным коником, вместо гардероба или комода...". 

Не все номера были такими, однако самые благоустроенные из них занимались очень быстро. Процедура лечения мало изменилась с сумароковских времен, правда, теперь больные закапывались в грязь не на берегу озера, а в специальном помещении грязелечебницы, открытом для солнечных лучей. "Процесс замуровывания, или закапывания в грязь, - сообщает Горчакова, - очень неприятен. После того, как вы разделись в комнатке... вы повязываете голову мокрым полотенцем, набрасываете на себя парусиновый плащ, надеваете соломенные туфли, очень похожие на лапти, и отправляетесь на площадку... тут вас две женщины берут под руки и медленно... кладут на спину, совершенно прямо и руки по швам; под голову пододвигают вам низенькую деревянную скамеечку... и одновременно с обеих сторон покрывают вас слоями грязи, смазывая ее руками так, чтобы нигде не было трещины и чтобы она представляла совершенно гладкую поверхность". В таком положении следовало лежать в течение 20 минут, после чего, предварительно пропотев и обсохнув, отправляться домой. 

Пользующиеся грязями в Саках были обречены на чрезвычайную скуку. Неизвестный автор в книге «Воспоминания о Крыме», изданной в Москве в 1881 году, называет Саки «негостеприимным», сообщает, что здесь «очень скучно, прогулок нет, тени никакой, всюду царит мертвенность и тишина. С одной стороны сверкает широкое, неподвижное озеро, с другой – расстилается желтая, сожженная степь…». В селении долгое время отсутствовали какие бы то ни было развлечения, и пациенты занимали себя либо прогулками по малопривлекательной степной местности, либо чтением газет и журналов, которые выписывало грязевое заведение. Газет на всех не хватало, и за прессой, появлявшейся в Саках приблизительно через неделю после выхода в столицах, выстраивалась очередь... 

Перед земскими деятелями встала серьезная задача налаживания более или менее сносных условий жизни и лечения в ставшем подведомственным учреждении. Заведующий грязелечебницей доктор Е. Л. Минятт писал: "С перестройкой заведения надо спешить даже с экономической точки зрения, ибо уже и теперь в военное отделение больные идут с большей охотой главным образом вследствие отсутствия тесноты и духоты; в будущем же году там будут поставлены мраморные ванны, что сильно повлияет на больных. Если же осуществится устройство грязелечебницы в Евпатории, то Саки совершенно запустеют". 

Земством была разработана целая программа "реанимации" лечебницы и выделены немалые средства на приведение ее в порядок - в первый год земство затратило на это 19 000 рублей, в следующем - еще 20 000. 
Первоначальный опыт земского управления не вызывал у очевидцев особенного восторга, один из них, А. Н. Нилидин, писал в 1883 году: "Передача Сак земством в частные руки, по моему мнению, вещь неизбежная, и можно только сказать, что чем скорее она состоится, тем будет лучше для успеха самого дела... Коллегии трудно быть хорошим, непосредственным хозяином".

Однако благодаря энергии и распорядительности руководства дела вскоре пошли на поправку, и уже через несколько лет грязелечебница в Саках превратилась в доходное заведение, составлявшее предмет гордости таврической земской общественности. Сакская грязелечебница представляла собой уникальное в своем роде заведение. Не будучи ни частным, ни государственным учреждением, а находясь в ведении местного самоуправления, она не только приносила немалые доходы в земскую казну, была не только образцовой с точки зрения благоустройства, но и предоставляла возможность недорогого и даже бесплатного лечения для малоимущих... 


В 1880-90-х годах были построены новое здание грязелечебницы, барак для бесплатных земских больных, гостиница, ванное отделение. 

Большое внимание земство уделяло также благоустройству прилегающей местности. На приобретенных близ грязелечебницы нескольких десятках десятин земли был высажен парк, вырыты артезианские колодцы и устроено два озера, представлявшие собой водоемы в форме Черного и Азовского морей. Все здания грязелечебницы были снабжены канализацией и водопроводом. Канализация устроена по сплавной системе с выводом нечистот на орошаемые поля в окрестностях Сак. 

Лечение в Саках рекомендовалось при различных ревматических заболеваниях, болезнях костей и суставов, уплотнении и утолщении тканей, застарелых формах сифилиса. Пользование грязями рекомендовалось также для лечения женских заболеваний, при кожных болезнях, а также некоторым нервным больным. Ресурсами Сакского озера пользовались в виде так называемых натуральных грязевых ванн, "разводных" грязевых ванн, рапных ванн и купания в озере. Грязевые ванны принимались на специальных прогреваемых солнцем площадках, на которые грязь доставлялась из озера по специальным рельсам. "Разводные" ванны принимались в специальных ванных залах, преимущественно в тех случаях, когда плохая погода мешала принятию обычных грунтовых ванн. Рапные ванны приготовлялись из соленой озерной воды, подогретой в специальных мраморных емкостях. Важным элементом лечения считался процесс потения, который проходил в специальных потельных комнатах ("потельнях"), где больные отдыхали после принятия ванн. За всеми процедурами наблюдали семь штатных врачей, имелся многочисленный обслуживающий персонал, отвечавший за доставку грязи, приготовление ванн, обслуживание пациентов лечебницы и уборку. 

Все лечебные учреждения курорта были разделены на классы, от первого до третьего, по имущественному положению больных. Но даже расценки третьего класса были достаточно высоки. Платными были все услуги, включая консультации врача. 

Насколько дорогим было лечение, показывают расценки за 1914 год. За месячный курс лечения грязью больной должен был заплатить от 15 до 25 рублей, за каждый врачебный совет - 3 рубля, анализ - от 1,5 до 3 рублей. По особой таксе оплачивались массаж, втирания и другие процедуры. Номер в гостинице стоил от 30 до 165 рублей в месяц, при этом за постельное белье брали особую плату. За прокат парусинового плаща взимали плату 2 рубля 50 копеек, отдельно оплачивались простыни и полотенца для ванн. Каждая поездка на берег моря и обратно - 2 рубля. 
Месячное пребывание на курорте (без стоимости проезда) обходилось от 140 до 350 рублей. Если учесть, что месячный заработок квалифицированного рабочего составлял от 25 до 40 рублей, то становится ясно - для малоимущих лечение было недостижимо дорогим. 
Пансион второго класса часто предоставлялся пациентам, направляемым в лечебницу профессиональными обществами (профсоюзами), которые полностью или частично оплачивали лечение. Часть больных, преимущественно селяне и рабочие из различных городов и сел Таврической губернии, лечились полностью за счет земства, условия их размещения и питания были наиболее скромными. Все, приезжавшие в Саки, платили курортный сбор - 3 рубля с человека и 5 рублей с семейства.

Помещения для жилья предлагались четырех видов: в гостиницах, в общих палатах, в земском бараке, а также в частных гостиницах и домах вне лечебницы. В гостиницах грязелечебницы имелось 126 меблированных номеров различной комфортности. 
Пансион второго класса, или общие палаты, предлагал размещение в комнатах, где находилось от четырех до восьми кроватей. Всего таких мест было 100. Больные снабжались постельным бельем и могли иметь весьма приличный стол. 
Для размещения больных, лечившихся за счет земства, служил так называемый земский барак, куда принимались больные только группами и только по назначению земских врачей. 

Поскольку желающих получить медицинские услуги было намного больше, чем могли вместить помещения лечебницы, часть больных располагалась в деревне, где в начале XX века возникло несколько небольших гостиниц, однако большинство снимало квартиры в частных домах. За оградой грязелечебницы царила стихия свободного рынка, причем отнюдь не благоустроенного. 

"Жилищный вопрос и вопрос питания приезжих, - писала одна из газет, - совершенно не отвечает даже самым скромным требованиям. В селе имеется множество кофеен, кухмистерских и кухонь. Все это содержится весьма неопрятно. Почти во всех сдаваемых квартирах полы глинобитные, густо насыщены всяческими болезнетворными началами. Многие дома построены по кабиночной системе - с крытою верандою, лишающей комнату полного солнечного света...". Больные мирились и с этим. 

Для людей, неспособных платить высокую цену за лечение, местный татарин Кая-Яя-Оглу открыл свою "грязелечебницу" неподалеку от ванного здания. Вместе с сыном он обслуживал мужское отделение, а его жена Эдае-Асламбек "врачевала" в женском. 

В начале XX века курорт пользовался большой популярностью, о чем неопровержимо свидетельствует статистика посещения лечебницы. В 1880 году в ней лечилось 286 человек, в 1893 году - 545, в 1903 - 1313, в 1913 - 2921. Но реальное количество пользовавшихся сакскими грязями было много большим. Так, если в 1887 году лечебница отпускала 4690 процедур, то в 1899 году- 21 246, а уже в 1910 году их отпускалось 41 020. К сожалению, из этих цифр трудно вывести количество людей, пользовавшихся услугами лечебницы, не живя в ней, но можно с большой долей вероятности утверждать, что в небольших пустынных Саках лечилось в сезон не менее пяти тысяч человек. 
Неподалеку от гостиниц лечебницы свои заведения выстроило духовное ведомство. Значительно расширилось также военное грязелечебное заведение, которое также принимало, хотя и в незначительных количествах, штатских пациентов. Даже в 1917 году услугами лечебницы воспользовались 4 722 человека. 

К руководству курортом земство привлекало крупных медицинских специалистов. Благодаря этому Саки стали одним из центров, где вырабатывались основы отечественной пелотерапии - науки о грязелечении. 

В 1909 году на должность старшего врача грязелечебницы приглашается Сергей Сергеевич Налбандов (1868-1939), один из крупнейших российских ученых, занимавшихся изучением пелотерапии. Его усилиями были оснащены кабинеты и лаборатории, привлечены к работе квалифицированные доктора.

Доктор Налбандов был приглашен в Саки Таврической губернской земской управой. Большая часть научной деятельности врача была посвящена вопросам неврологии и грязелечения. Он опубликовал 75 научных работ, более 60 из которых посвящены вопросам грязелечения. 

Рачительный хозяин, Налбандов заботился о благоустройстве поселка, улучшении условий жизни работников курорта. С первых лет работы, уже в 1910 году, он открывает на берегу озера первую в России "народную лечебницу". Только с помощью С. С. Налбандова в Саках удалось открыть Институт диагностики и физических методов лечения. Рядом с институтом строится хирургическое отделение, которое, как сказал хирург Н. Н. Бурденко, "могло бы составить большую честь любой из тогдашних клиник". Под руководством Налбандова в 1914 году построено здание грязелечебницы, которое служит до сегодняшних дней. 

Именно С. С. Налбандов приглашает в Саки хирурга Николая Ниловича Бурденко и с его помощью открывает ортопедическую мастерскую, где больных не только лечили, но и, отправляя домой, снабжали ортопедическим корригирующим аппаратом. Налбандов привлекает к работе в Сакской грязелечебнице врачей всех специальностей, создавая клинические условия для лечения больных. С целью усиления эффекта лечения грязями выписываются гимнастические аппараты, открывается кабинет электролизации. 

За годы деятельности Налбандова курорт обзаводится механической прачечной, холодильником, строится узкоколейка, по которой конной тягой подвозится добытая на озере лечебная грязь, вводится паровой нагрев воды, рапы и грязи, в парке появляются спортивная и детская площадки. Под руководством Налбандова открываются медицинская библиотека и музей. В библиотеку врач передал собранную им литературу и рукописи о Саках, а также составленную им библиографию о Саках с 1795 года по материалам Румянцевской библиотеки в Москве, где он работал в зимние месяцы. Впервые в России Налбандов объединяет и организует конференции врачей для обмена опытом. Сакская грязелечебница становится всероссийским курортом. 

Как руководителю курорта, доктору приходилось вести постоянную борьбу с земскими деятелями, которые "урезали бюджет", с хозяином частного солевого промысла, самым беззастенчивым образом нарушавшим режим питания озера морской водой. 

После революции и разрушительной Гражданской войны многое в Саках пришлось восстанавливать. По настойчивому требованию наркома здравоохранения Н.А.Семашко в 1924 году С.С.Налбандов вновь приступил к работе в грязелечебнице. Благодаря ему появляется биологическая лаборатория, устраивается лимонное хозяйство, углубляется лечебное дело, открывается станция для наблюдения за состоянием лечебного озера (ныне ГГРЭС). 

Сергей Сергеевич Налбандов в дополнение к грязевым процедурам вводил физические методы лечения, аппликационный метод. В рамках проводившихся по его инициативе первых серьезных исследований на Сакском озере был поставлен вопрос о необходимости постоянных наблюдений за режимом лечебного озера и проведении систематических исследований его грязи и рапы. 

25 августа 1981 года на здании курортной поликлиники была открыта мемориальная доска со словами: "На Сакском курорте с 1909 по 1927 год работал главным врачом известный русский и советский бальнеолог и курортолог профессор Налбандов Сергей Сергеевич". 

Большим событием стало открытие в 1912 году Института диагностики и физических методов лечения. В новом здании, построенном по проекту архитектора Д. Д. Рихтера, разместились шесть отделений института. Это был, по сути, клинический санаторий. Руководители грязелечебницы выписали из медико-механического института Швеции аппараты ортопеда Г. Цандера, открыв отделение механотерапии. Эти аппараты позволяли тренировать ослабленные мышцы пациентов и развивать двигательные функции суставов. Это был прообраз современных тренажеров. В здании института размещались: зал механотерапии с комнатами для врачебной гимнастики и массажа, неврологическое и хирургическое отделения, рентгенкабинет с фотографической комнатой, химико-бактериологическая и биологическая лаборатории, две приемные врачей третьего класса, кабинеты для приема пациентов с мочеполовыми и глазными болезнями, аптека и зал для заседаний, служивший также библиотекой и музеем. В двух крыльях второго этажа здания располагались 19 комнат для врачей и служащих. Учреждение группировало все вспомогательные лечебные и диагностические средства при грязелечении. Главная задача отделений состояла наряду со специальным наблюдением за больными в назначении и проведении в случае необходимости дополнительного лечения, обусловливающего еще больший успех основного лечения грязями. Известность Сакского лечебного учреждения достигла столицы. В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, императрица Александра Федоровна, убеждая венценосного супруга Николая II организовать в Евпатории и Саках госпитали для раненых, писала ему: "Там есть грязи, море, песчаные ванны и Цандеровский институт... Это великолепно!" Александра Федоровна не понаслышке была знакома с удивительным действием сакской грязи. В 1913 году грязь применяли для лечения страдавшего гемофилией цесаревича Алексея. Для этого во время летнего отдыха царской семьи грязь и рапу в бочках отправляли морем в Ливадию, где на балконе хорошо освещенного солнцем Итальянского дворика было устроено нечто вроде грязелечебницы для одного пациента. Несколько процедур значительно улучшили состояние здоровья наследника, мальчик практически оправился от недуга, нога у него выпрямилась и, к радости родителей, он почти не хромал. 

Поселок Саки в начале XX века входил в Евпаторийский уезд, и в документах тех лет сохранилось сообщение председателя Евпаторийской управы С.Э.Дувана, которое он сделал в земском собрании. На нем городской голова поведал о беседе с императором, состоявшейся 5 ноября 1913 года во время приема в Ливадии губернских и уездных предводителей дворянства и председателей земских управ. Семен Эзрович, обратив внимание монарха на целебные свойства сакских грязей, морских купаний и песчаных пляжей, осмелился просить его содействовать постройке железной дороги в Евпаторию. Государь обещал поспособствовать скорейшему решению этого вопроса. 

Через два года железная дорога Симферополь - Евпатория была построена. Благодаря сакским минеральным грязям с 1915 года Евпатория вошла в сеть российских железных дорог. Евпаторийское земское собрание обратилось к императору с просьбой позволить присвоить железной дороге имя Южно-Николаевской. 

Шла Первая мировая война. Как когда-то, на заре развития курорта, целебные свойства сакских грязей были особенно востребованы военным ведомством. Тысячи раненых солдат и офицеров нуждались в лечении и реабилитации.

Таврический губернатор Н. А. Княжевич и созданный после начала войны Таврический губернский комитет по организации помощи больным раненым воинам разработали грандиозный проект создания на базе Сакского и Мойнакского озер современной санатории "в самом широком масштабе по типу перворазрядных заграничных курортов... с обширными хорошо оборудованными лечебными помещениями и жилыми зданиями, способными по удобству и комфорту удовлетворить запросам всех слоев общества". Проект был опубликован в 1915 году. Речь шла о постройке крупного лечебно-оздоровительного комплекса, функционирующего круглогодично и готового принимать единовременно более 800 больных. Предполагалось построить несколько ванных заведений, механо-терапевтический институт, купальни, пять обширных гостиниц на 300 номеров, два пансиона, курзал с рестораном, бильярдной, читальней, хозяйственные помещения и дома для персонала, электростанцию, водопровод и канализацию, парк и многое другое. Стоимость проекта оценивалась в 2,5 миллиона рублей, которые планировалось привлечь как за счет частной инициативы, так и благодаря помощи государства. Состояние экономики страны, однако, не позволило даже приступить к реализации проекта, и дальнейшее развитие грязелечения в Саках пришлось на послереволюционный период. Но прежде Сакам пришлось пережить годы разорения во время Гражданской войны. 

В 1920-е годы большое внимание и практическую помощь оказывали курорту нарком здравоохранения Н.А.Семашко и Д.И.Ульянов. 
После образования в Симферополе в 1921 году Центрального управления курортами грязелечение в Саках было возобновлено. В 1925 году в Саках уже лечилось около трех тысяч человек. До Великой Отечественной войны здесь работали известные советские ученые и медицинские деятели: профессора М. Н. Шевандин, В. Е. Предтеченский, М. М. Дитерихс, П. А. Герцен, Г. А. Рейнберг, С. Р. Татевосов и другие. Они занимались экспериментальным и клиническим изучением методов лечения экстрактами грязей, исследовали физиологическое действие грязи на организм больных. 
Одновременно проводилось изучение физических основ и химического состава рапы и грязи Сакского озера. Научные исследования здесь проводили такие яркие ученые, как доктор геолого-минералогических наук А. И. Дзенс-Литовский, профессора московского университета С. Н. Щукарев и А. Д. Пельш. 

К концу 1930-х годов Саки превратились в большой курортный поселок. Были построены школа, кинотеатры, детские сады и ясли, библиотеки, осуществлялись электрификация и радиофикация поселка и района. Население Сак выросло до 8 тысяч человек.

В 1930-х годах заведующей Контрольно-наблюдательной станции при Сакском озере (сейчас - ГГРЭС) была Софья Абрамовна Пастак, часто выступавшая в печати с вопросом о необходимости исследования и наблюдения за лечебным озером. В одной из статей она писала: "Жизнь озера слишком сложна и зависит от значительного количества факторов: физико-химических и биологических, создаваемых человеком, пользующимся и распоряжающимся им по своему усмотрению. Все эти факторы оказывают влияние не в один какой-либо определенный период, например, в курортный сезон, но и изо дня в день, в течение круглого года и, наконец, целого ряда лет". 

Софья Абрамовна понимала, что судьба удивительного озера неотделима от развития Сакского курорта. Поэтому в 1933 году в газете "Красный Крым" она публикует свой проект, который называется "Новые Саки". Основные идеи проекта - необходимость выхода курорта к морю и создания новых грязелечебниц вдали от жилых районов на берегу Сакской пересыпи. Но осуществлению этих планов помешала напряженная обстановка в стране в конце 1930-х годов. В предвоенное время внимание уделялось развитию химзавода, а не курорта. А потом началась Великая Отечественная война. 


Залечив раны войны, поселок начал расти. В сентябре 1945 года принял первых пациентов военный санаторий, в 1947 году начато лечение спинальных больных. 

10 июня 1952 года статус поселка изменился - Саки стали городом. В 1953 году вновь вошли в строй все корпуса здравниц.

В 1973 году распахнул свои двери санаторий "Полтава", в 1974 году введен в строй уникальный санаторий имени Н. Н. Бурденко. Во время войны в Афганистане в Сакском санатории Министерства обороны был открыт центр восстановительного лечения, в котором проводилось лечение советских воинов, пострадавших в Афганистане. 


Популярность сакских грязей растет с каждым годом. Но самое ценное богатство города - его люди, отдающие тепло души, свои знания и умения исцелению страждущих, приезжающих на курорт.

У главной аллеи Курортного парка можно увидеть памятный столб с мемориальной доской – здесь был въезд в земскую грязелечебницу до 1885 года.

Справа видны первые постройки курорта. В те годы они стояли среди степи, покрытой скудной солончаковой растительностью. Сейчас всё это заброшено.

Чуть далее по аллее - неработающий фонтан. А вокруг - всё заброшено.

Наконец, миновав всё это, Вы попадёте к грязелечебнице:

Обойдя здание с тыла, можно увидеть как добывалась и транспортировалась грязь из озера:

Отчёты
Аватар пользователя Кельтика
1 Фото
Кельтика
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу