Памятный знак физикам, которые расщепили ядро атома в г. Харьков

Аватар пользователя Tan-Tol
  • Теги:
    • Памятный знак,
    • Памятники,
    • Выдающиеся личности

Оценка: +15 / 3 участники / 2 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаХарьковская областьХарьков (город)
Описание

Источник

10 октября 2002 года в честь 70-летия расщепления ядра атома перед входом в главное здание Национального научного центра ХФТИ (пос. Пятихатки) был открыт памятный знак.

Скромный памятный знак великому событию.

Что же предшествовало открытию этого скромного памятного знака?

Использована статья Валентины Гаташ

Три пилона из облицованного бетона - свыше 30 метров каждый - держат огромный позолоченный шар из металла, который символизирует ядро атома. Внизу располагается гранитная скульптурная группа из четырех харьковских физиков, впервые в СССР расщепивших атомное ядро, — Кирилла Синельникова, Александра Лейпунского, Антона Вальтера и Георгия Латышева. Их фигуры достигают четырехметровой высоты. 

Грандиозный монумент науке в центре города, на стрелке двух рек мог бы стать визитной карточкой Харькова, но не стал. Помешала Чернобыльская катастрофа.


Украинский физико-технический институт можно назвать побегом, удачно привитым директором Ленинградской физико-технического института Абрамом Иоффе. Именно по его предложению в 1928 году в Харькове, тогдашней столице Украины, был создан этот институт, основу которого в первые годы существования составили молодые харьковские и ленинградские физики.

К моменту организации УФТИ, еще до «железного занавеса», часть будущих сотрудников УФТИ, в том числе и трое из тех, кто потом расщепил ядро атома — Георгий Латышев, Александр Лейпунский и Кирилл Синельников, — успели поработать в зарубежных научных центрах — в Геттингене, Копенгагене, Кембридже. Первый десант из Северной Пальмиры, в который входил и Антон Вальтер, составил чуть более двадцати человек. В конце мая 1930 года на Московском вокзале Ленинграда торжественно провожали смельчаков, ехавших в Харьков поднимать научную целину.

В те годы, в отличие от развитых стран мира, в СССР не было научных учреждений, где бы целеустремленно занимались ядерно-физическими исследованиями. Поначалу не собирались заниматься этой темой и в УФТИ. Только год спустя в планах так называемой Высоковольтной бригады — тогда существовала бригадная форма организации труда и Лев Ландау, в частности, возглавлял в институте теоретическую бригаду — появились строчки о создании установки для расщепления или, как тогда говорили, разрушения атомного ядра. К тому времени западные ученые уже вплотную занялись этой проблемой.

Молодые ученые с вдохновением взялись за подготовку необычного эксперимента. Они надеялись быть первыми, но в самый разгар работ весной 1932 года пришло известие, что молодым англичанам из Кавендишской лаборатории Кокрофту и Уолтону удалось осуществить реакцию расщепления ядра лития искусственно ускоренными протонами. Харьковчане повторили этот эксперимент 10 октября 1932 года и стали первыми в СССР и вторыми в мире. Стоит отметить, что это научное событие произошло всего лишь на четвертом году существования института.

В газете «Правда» была опубликована телеграмма из УФТИ под заголовком «Крупнейшее достижение советских ученых», подписанная — дань времени — директором, секретарем парткома и председателем месткома УФТИ. Первая научная публикация за подписями непосредственных авторов расщепления — Кирилла Синельникова, Александра Лейпунского, Антона Вальтера и Георгия Латышева — появилась позже, в научном журнале «Совфиз», который издавался в УФТИ на трех языках.

Газеты не скупились на заголовки: «Снайперы атомного ядра», «Новая эпоха в физике», «Мировая победа советской науки», «Прыжок в будущее», «Советские ученые идут нога в ногу с мировой наукой». Энтузиазм был так велик, что большой актовый зал Промакадемии в Харькове не мог вместить всех желающих попасть на лекцию о расщеплении ядра, которую читал Антон Вальтер. Люди стояли даже в коридорах и вестибюле! Все были уверены — началась новая эпоха абсолютно неограниченных перспектив в физике, которая откроет для народного хозяйства Страны Советов неограниченный источник энергии.

Реакция же физиков была более сдержанной. Лев Ландау, например, заявил: «Нужно признать, что у нас нередко приходится слышать относительно той или другой работы, даже посредственной, что она опережает западноевропейскую науку и так далее. Напомню здесь известный пример с телеграммой…, адресованной товарищам Сталину и Молотову по поводу достижений в расщеплении атомного ядра. Повторение опыта Кокрофта и Уолтона, которое в дальнейшем не привело к каким-либо особенным результатам, было в этой телеграмме выдано за какое-то громадное достижение науки, чуть ли не опережение работы Кавендишской лаборатории во главе с Резерфордом». А на институтском вечере самодеятельности Лев Давыдович со сцены с серьезнейшим видом уведомлял зрителей об успехах своих студентов и предлагал послать телеграмму товарищу Сталину такого содержания: «Продифференцировали синус, получили косинус, работы продолжаются».

Благодаря расщеплению атомного ядра ядерная физика в УФТИ заняла главенствующие позиции. Наркомат тяжелой промышленности, в ведении которого тогда был институт, выделил средства на строительство нового высоковольтного лабораторного корпуса и сооружение экспериментального электростатического генератора, который несколько лет был единственной установкой в Союзе, пригодной для получения так называемых «ядерных констант». А директором УФТИ был назначен один из героев события — Александр Лейпунский.

В 1971 году в честь первого в СССР расщепления атомного ядра согласно постановлению ЦК Компартии Украины и Совета Министров УССР было решено соорудить в Харькове масштабный монумент науке. В 1975 году опубликовали программу и условия республиканского открытого конкурса на лучший форпроект.

«Авторы форпроекта методами монументальной пластики должны на высоком идейно-художественном уровне отразить величие подвига советской науки, — было написано в задачах конкурса. – Монумент должен отобразить в художественно-образной форме значение выдающегося события в истории советской и мировой науки, как одного из этапов научно-технической революции ХХ века. Решение монумента должно быть запоминающимся и нешаблонным».

 «По условиям конкурса монумент должен быть расположен в таком месте, где его смогут удобно осматривать жители и гости города, — вспоминает Константин Прядкин, заместитель председателя Северо-Восточного научного центра НАН Украины, в те годы ученый секретарь ХФТИ (так был переименован к этому времени УФТИ). — Вариантов было несколько. Остановились на красивейшем месте — стрелке рек Лопань и Харьков. В конкурсе победил проект, авторами которого были известный скульптор Б. Довгань, архитектор Г. Хорхот и инженер И. Шпара. В начале 80-х годов их работу одобрили и согласовали со всеми инстанциями. Была уже обозначена ориентировочная стоимость монумента в 300 тысяч рублей и размер авторского гонорара за переходную модель скульптурной композиции. Авторам было предложено начинать реализацию проекта и для уточнения размеров памятника установить фанерный силуэт на месте его предполагаемого сооружения».

    Проект  Источник

Однако наступили смутные времена — смены генсеков, перестройка… Дело все затягивалось и затягивалось. В справке, составленной 31 марта 1986 года ученым секретарем ХФТИ, сообщалось, что мероприятия, направленные на реализацию памятника, до сих пор не осуществлены. Но меньше, чем через месяц, произошла Чернобыльская авария.

После этого о грандиозном монументе науке, посвященном расщеплению атомного ядра, никто не заговаривал — само слово «атом» вызывало у всех острую негативную реакцию. Правда, позже историческая справедливость по отношению к физикам, хотя и в более скромном варианте, чем 30-метровый монумент, восторжествовала.

Отчёты
Аватар пользователя roman_v
1 Фото
roman_v
Аватар пользователя фейтимофей
1 Фото
фейтимофей
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу