Памятник группе "Витязи" на вершине Эклизи-Бурун

Аватар пользователя Tan-Tol
  • Теги:
    • Памятник воинам 1941-1945,
    • Памятники

Оценка: +10 / 2 участники / 1 рекомендация / (+0) (-0) качество

  • УкраинаКрым Автономная РеспубликаМраморне
Описание

На вершине Эклизи-Бурун установлен памятный знак группе "Витязи".

В апреле-августе 1942 года на территории госзаповедника совместно с крымскими партизанами действовала специальная диверсионно-разведывательная группа ОМСБОН НКВД СССР "Витязи".

Группа состояла из 7 человек:
В.Н. Арапов - ком группы
Н. Михайлиди ур. г. Алушта
Г. Шлиман ур. г. Алушта
С. Полозов
А. Давлетов
А. Зубачикянц
В. Давыденко

Памятный знак установлен в честь 60-летия освобождения Алушты от немецко-фашистских захватчиков.

Немного истории:

Источник

Выдержки из книги "Тайная жизнь генерала Судоплатова. Книга 2".

"Основным орудием, с помощью которого Четвертое управление НКВД боролось с врагом, была знаменитая Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР, известная под сокращенным названием ОМСБОН. Фактически эта воинская часть явилась первым в нашей стране «спецназом».

Формирование ОМСБОНа происходило в конце июня — начале июля 1941 года. Вот как объяснил генерал Судоплатов организационные причины создания этой структуры в одном из своих интервью: «Нам требовалось огромное количество людей — тысячи и тысячи. Никакие штаты НКГБ не выдержали бы этого. Так возникла идея о создании особой воинской части, которая должна была бы заниматься исключительно разведывательно-диверсионной работой».

Аббревиатура «ОМСБОН» появилась не сразу. Как я уже писал выше, первоначально функции, перешедшие затем к Четвертому управлению, выполняла Особая группа при НКВД, которую возглавлял отец. Вот при этой-то группе 26 июня и было создано подразделение, называвшееся «войсками Особой группы». Вначале их возглавил комбриг Павел Михайлович Богданов, начальником штаба был Вячеслав Васильевич Гриднев. Воинское подразделение состояло из двух бригад, в состав которых входили батальоны, делившиеся на отряды, а отряды, в свою очередь, на спецгруппы. В октябре 1941 года войска Особой группы были переформированы в ОМСБОН в составе двух мотострелковых полков: четырехбатальонного и трехбатальонного со специальными подразделениями (саперно-подрывная рота, авторота, рота связи, отряды спецназначения, школа младшего начсостава и специалистов). В таком составе и с таким наименованием ОМСБОН просуществовал до октября 1943 года, когда он был переименован в Отдельный отряд особого назначения НКГБ СССР.

Первоначальной задачей бригады была разведывательно-диверсионная деятельность на важнейших коммуникациях противника, ликвидация вражеской агентуры Однако вскоре к этим задачам прибавилась гораздо более важная. ОМСБОН был призван стать ядром разворачивающегося партизанского движения, оказывать ему всестороннюю помощь, создавать подполье в городах. За годы войны в тыл врага Четвертым управлением было заброшено 212 отрядов и групп специального назначения общей численностью около 7500 человек..."

Отчёты
Аватар пользователя Кельтика
1 Фото
Кельтика
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

Комментарии

Аватар пользователя Капитан

   Накануне Керченско-Феодоси

   Накануне Керченско-Феодосийской десантной операции 16 декабря 1941 года разведуправление Северо-Кавказского фронта забросило в лес несколько групп разведчиков, которые должны были не только снабжать фронт разведывательной информацией, но и действовать на коммуникациях противника. При этом разведуправление Северо-Кавказского фронта совершенно не опиралось на уже имеющиееся партизанские отряды Крыма и на их разветвленную сеть разведки. Факт более чем странный, особенно если вспомнить, что официально партизанами командовал первый секретарь Крымского обкома ВКП(б) В. С. Булатов, который находился при штабе фронта.
   Поскольку военных разведчиков выбрасывали «вслепую», подавляющее большинство из них гибло, даже не приступив к выполнению задания. Часть людей, потеряв при этом рацию, пробились в Зуйский отряд.
   Уже работая над настоящей книгой, изучая «Германские документы о борьбе с крымскими партизанами в 1941–1942 гг.», я прочитал следующее:
   «…нам известны высказывания, что противник готовится к высадке своего десанта в районе Керчи 25.12.1941 г.» [81, c. 13].
   8 января 1942 года в Зуйский партизанский отряд привели четырех советских парашютистов, которые рассказали, что они десантники. Действуют по указанию командования Крымского фронта. Группа в тридцать человек оказалась сброшенной прямо на села симферопольской долины. Трижды попадали в окружение и пробивались с боями. В лесу спрятали рацию.
   Организованный партизанами поиск помог найти еще семерых десантников, но рацию так и не нашли.
   «В 1942 в лес забросили разведчиков территориального управления НКВД: лейтенанта Киселева и радиста Полозова, еще двух или трех человек. Связи с Большой землей тогда не было, мы ничего не знали, и вот, возвращаясь из разведки, наша группа наткнулась на одного из них. Он в белом маскхалате с немецким автоматом, наши крикнули ему: «Хенде хох!», он подумал, что немцы, и – стрелять, наши – по нему, ранили в плечо, а когда подбежали добивать, он кричит им: «Ребята, я свой!» Распахнули халат, а там действительно наше обмундирование» [56].
   В действительности все было немного не так, во всяком случае, вот как пересказала эту историю супруга радиста Полозова – Любовь Кузьминична, к слову, с 1942 года работавшая радистом 4-го управления НКВД. Ее радиостанция находилось в сердце НКВД, в здании на Лубянке. Именно с ней связывались все партизанские радисты. Возглавлял 4-е управление генерал-лейтенант Павел Судоплатов.
   Ее будущий супруг Сергей Васильевич Полозов, уроженец Москвы, 1922 г.р., с началом войны был зачислен в знаменитый ОМСБОН (отдельную мотострелковую бригаду особого назначения ВВ НКВД СССР), откуда в группе разведчиков был десантирован в Крыму. Возглавлял группу В. А. Арапов – профессиональный разведчик, свободно владеющий немецким языком. В составе группы крымчане: грек Николай Михайлиди, армянин Александр Зубочикянц, еврей Григорий Шиман и ранее служивший в Севастополе Валентин Давиденко. Никогда не бывал в Крыму только радист – лейтенант С. В. Полозов.
   Высадка прошла не очень удачно. С. В. Полозов упал на дерево, повис и какое-то время болтался на стропах. Обрезал их и упал на землю. Оказалось, что приземлился на плато Чатыр-Дага. Довольно быстро нашел Арапова. Под приметным деревом спрятали рацию и пошли искать партизан. Встретились часа через четыре, но когда оказались в землянке Северского – в ту пору командира партизанского района, то поняли, что им не верят. Двое других десантников уже находились у партизан, но на положении арестованных. Г. Л. Северский выделил охрану, и С. В. Полозов сходил назад за рацией. В присутствии Г. Л. Северского установил связь с Москвой. Только после этого лед недоверия растаял. Как часто рассказывал жене С. В. Полозов, положение партизан было очень тяжелым – голод. Группа пробыла в лесу с апреля по сентябрь 1942 года, а затем самолетами вывезена на Большую землю. В Краснодаре уже в военном госпитале один из разведчиков скончался.
   И А. А. Сермуль и Н. Д. Луговой упоминают, что фамилия командира группы Киселев. Дело в том, что командир разведчиков начальник отдела Киселев в лес не десантировался, а находился в Москве. Возможно, что В. А. Арапов скрыл свою истинную фамилию.

Ленты новостей

Вернуться к началу