Харьковский поэт Михаил Кульчицкий

Аватар пользователя Tan-Tol
  • Теги:
    • Мемориальная доска,
    • Выдающиеся личности ,
    • Памятники

Оценка: +18 / 4 участники / 2 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаХарьковская областьХарьков (город)
Описание

Источник 1, Источник 2, Источник 3

Гадалка предсказала его матери, что у нее родится сын, который прославится и «будет у воды».
Так и случилось: 23-летний харьковский поэт Михаил Кульчицкий погиб 19 января 1943 года под Сталинградом, и имя его написано золотыми буквами на Мемориале Славы на Мамаевом кургане. Вписано оно и в историю русской советской литературы 1930-40-x годов.



В феврале 1939 года Кульчицкий написал в стихотворении «Мой город»:

Я люблю родной мой город Харьков –
Сильный, как пожатие руки.

Заканчивались стихи убеждением:

И когда повеет в даль ночную
От границы орудийный дым –
За него, и за страну родную,
Жизнь, коль надо будет, отдадим.



Строки оказались пророческими. Однокурсник Кульчицкого по Литинституту Сергей Наровчатов писал в 60-е годы: «Наше поколение не выдвинуло великого поэта, оно само по себе выдающийся поэт с поразительной биографией. У нас есть свои герои, свои мученики, свои святые».
Михаил Кульчицкий – один из героев и святых своего поколения «лобастых мальчиков невиданной революции».

     Фото

Улица Грековская и переулок Ващенковский расположены недалеко от станции метро «Проспект Гагарина». На пересечении этих двух улочек находится старый дом.

В этом доме жил Михаил Валентинович Кульчицкий — русский поэт. Он родился в Харькове 22 августа 1919 года. Еще школьником он писал: «Живу в старом-престаром доме, где когда-то была тюрьма, и который собирались сносить, но почему-то раздумали». Слава Богу, что раздумали тогда и не надумали сейчас, хотя многие его сверстники пали в последнее двадцатилетие под натиском «цивилизации».

Его отец, Валентин Михайлович, был ротмистром царской армии, боевым командиром, прошедшим войны, а после революции служил юристом.
Мать, Дарья Андреевна (урожденная Яструбинская), рано оставшись сиротой, переехала из Славянска в Харьков, где окончила гимназию. А после, познакомившись с Валентином Кульчицким, вышла за него замуж. Кроме сына Михаила, у них ещё была дочь Ольга (Олеся), ставшая впоследствии преподавателем музыки.
Михаил с детства был очень любознательным. Очень любил походы в библиотеки, к этому приучил и свою сестру. Любовь к поэзии у него возникла очень рано, стихи ему даже снились.

«Михаил был большого роста, широк в плечах, хорошо сложен. Обладал и физической силой», — пишет Олеся Валентиновна. Уже сама его внешность говорила о сильном характере, мужестве, упорстве. Люди, близко знавшие Кульчицкого, вспоминают, что о себе он говорил: «Я самый счастливый на свете!» Он был оптимистом, обладал хорошим чувством юмора.

Первое стихотворение было опубликовано в 1935 году в журнале «Пионер».
Учился в школе №1 восемь классов. Окончив десятилетнюю школу № 30, работал плотником, чертежником на Харьковском тракторном заводе. Поступив в Харьковский университет, через год перевелся на второй курс Литературного института им. Горького (семинар Ильи Сельвинского). Учась, давал уроки в одной из московских школ.

Писать и печататься Кульчицкий начал рано. В Литературном институте сразу обратил на себя внимание масштабностью таланта, поэтической зрелостью, самостоятельностью мышления. Преподаватели и товарищи видели в Кульчицком сложившегося поэта, связывали с ним большие надежды.

В 1941 году Кульчицкий уходит в истребительный батальон. В середине декабря 1942 года окончил пехотно-минометное училище, получил звание младшего лейтенанта. 19 января 1943 года Михаил Кульчицкий погиб под населенным пунктом Трембачёво Луганской области при отражении прорыва танкового корпуса Манштейна на Сталинград. Имя поэта выбито золотом на 10-м знамени в Пантеоне Славы Волгограда.

Отец его погиб в 1942 году в немецком застенке.

И. Сельвинский, Н. Асеев, С. Кирсанов, П. Антокольский пророчили ему будущее эпического поэта масштаба Маяковского, да и сам Кульчицкий верил в свою планиду: «Пахнeт тeм, что нам удастся пройти в печать и переделать в поэзии все по-своему. Сторонников у нас все больше, как и врагов. Может быть, я стану очень большим из поэтов, потому что поэзия теперь в болоте, а я стараюсь писать как могу лучше» (письмо родителям в Харьков 1 декабря 1940 года).

Одаренный от природы прекрасным языковым чутьем, Кульчицкий учился быть Поэтом. В дневниках его школьной поры – бездна интереснейших аналитических суждений по поводу прочитанного и о собственных творческих попытках. Запись 17 июня 1936 года: «Умер Горький. Про Горького писать не могу – не терплю общих слов, а своих пока нет». Яростная нетерпимость к общим (ничьим!) словам, стереотипам мышления и поведения – не из этого ли зерна вырастает поэтическая личность?

Уже в годы учебы в Москве Кульчицкий делает заметку для себя: «На границе часовой» – это все верно, но неинтересно». Он будет упрямо искать свои слова, свои образы, свои мысли. И, конечно, овладевать тайнами версификации: еще школьником Миша составил картотеку 85 основных стихотворных размеров, беря примеры из любимого Лермонтова или же их сочиняя; упражнения ради «переводил» Жуковского на язык Маяковского и наоборот.

С детства одним из любимейших поэтов Михаила был Велимир Хлебников (как волновало мальчишку, что Председатель Земного Шара бродил по нашим харьковским улицам!). Для него это был Поэт в чистом виде, полностью поглощенный творчеством и безразлично-спокойно относящийся к его плодам. В стихотворении о Хлебникове Кульчицкий воспроизводит известную легенду о том, как поэт сжег свои стихи, чтоб ребенок мог согреться этим – неметафорическим! – теплом.
Огромный гроссбух, в котором были десятки тысяч строк, написанных Кульчицким в 1940-1942 годах, погиб в огне войны. То, что осталось, – крохи. Мы не знаем, каких высот достиг бы Кульчицкий в поэзии. Но он был «творянином» (любимое хлебниковское словцо), успевшим сотворить самое главное – себя. Сотворить столь талантливо, что нельзя не ощутить реального тепла, прикасаясь к его поэзии, его судьбе.

Молодой поэт очень гордился своим городом. В самые трудные минуты жизни Кульчицкий подбадривал себя фразой: «Мы из Харькова».

В 1989 году на доме, где вырос поэт, была установлена мемориальная доска. В церемонии открытия доски приняли участие поэты Е. Евтушенко, В. Бойко, заслуженная артистка Украины А. Лесникова.
Барельеф и отлитые в металле знаменитые строки «Самое страшное в мире — это быть успокоенным» провисели ровно 10 лет. В 1999 году мемориальная доска была украдена охотниками за цветным металлом.

В 2004 году новая мемориальная доска, с другим барельефом и другим текстом, украсила угол старого дома.

Сборник Михаила «Вместо счастья. Стихотворения. Поэмы. Воспоминания о поэте» (Харьков, Прапор, 1991) давно стал библиографической редкостью и должен быть переиздан с дополнением новых стихов, фрагментов из дневников и записных книжек, а также фотоматериалов.

Сегодня о поэте в Харькове напоминают лишь мемориальная доска на доме, где он жил (и та с ошибочным текстом!!!), да имя на мемориальных досках, посвященных погибшим в войну, в местном отделении Союза писателей и в 30-й школе, где учился Кульчицкий.

Еще в 1989 году общественность добивалась увековечения памяти Кульчицкого в названии одной из улиц. Но за истекшие годы дело не сдвинулось с места.

Девяностолетие со дня рождения поэта (как и аналогичный юбилей его друга, классика русской поэзии XX века Бориса Слуцкого) не заметили ни Литмузей, где нет даже самой скромной экспозиции, рассказывающей о наших земляках, ни Союз писателей, занятый своими делами, ни городские власти, в компетенции которых издание сборников произведений поэтов, прославивших Харьков, и присвоение их имен улицам родного города.

Как добраться к точке: 
Адрес: угол улицы Грековская, 9 и переулка Ващенковский, 2. Дом находится недалеко от цирка.
Отчёты
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
Аватар пользователя Витек
2 Фото
Витек
Аватар пользователя galdor
1 Фото
galdor
Аватар пользователя dombrovskii_a
2 Фото
dombrovskii_a
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу