Дом Тамары Антоновой, Голубой Залив

butilkavodi's picture
  • Теги:
    • Аrchitectural structure,
    • House,
    • Technogenic objects,
    • Развалины

Mark: +3 / 1 participant / 1 recommendation / (+0) (-0) qualities

  • UkraineCrimeaГолуба Затока
Description

В живописное урочище Баш-Текне под горой Ат-Баш мало кто проходит, не посетив развалины дома хранительныцы этого уголка Тамары Антоновой. Особенно это место посещаемо в период созревания алычи - её тут вкусной аж три дерева!

Увы, сегодня это только руины некогда уютного дома...


Фундамент.


За домом в траве обнаружил могилу собаки Антоновых - Оки: надписть сделана в бетонной плите гильзами от мелкашки.


Эта история началась в зелени и пыли дорог Крыма, когда в 1913 г. родилась девочка Тамара в семье, которую ей не привелось запомнить. Потом только она узнала, что отец её был художником и что, может быть, именно от него она унаследовала свой необыкновенный дар. Родители умерли очень рано, и Тамару со старшим братом забрали в приют, а с 1917 г. девочку стала воспитывать семья морского офицера Алексея Антонова в Севастополе. Так она получила полное имя – Тамара Алексеевна Антонова. Приёмного отца тоже не пришлось знать долго – в кровавых беспорядках февраля 1918 г. он был расстрелян. Два раза за отцом приходили в дом в Банном переулке (сейчас это улица Маяковского), и два раза он прятался на террасе, но когда пригрозили забрать жену и двух приёмных дочерей, он вышел и был убит во дворе собственного дома. 

Пришлось матери с девочками бежать по зелёным татарским селам. Начался её долгий путь к маленькому домику высоко в горах над Симеизом. 
Школьные годы прошли в интернатах и общежитиях, потому что мать сама едва сводила концы с концами, работая учителем. Тамара Алексеевна три года была электриком, поступила в Феодосийский Гидрометеорологический техникум, потом поехала на Камчатку. В 1938 г. она вышла замуж за майора Фёдора Фроловича Соловьёва. Когда началась война, он уже командовал стрелковой дивизией. Весной сорок первого года Тамара Алексеевна с маленьким сыном приехала в Севастополь. Сюда ей пришла телеграмма от мужа: «Срочно выезжай». Но Тамара Алексеевна с ребенком и старой матерью как-то замешкалась, и даже когда началась эвакуация семей офицеров, ещё не выехала. Да её почему-то и не пускали. Когда она это почувствовала, то явилась к коменданту порта с сыном на руках и после долгих прений встала на стол и объявила, что повесится на его люстре, если их не выпустят. Коменданту пришлось приписать и Тамару Алексеевну к переполненному поезду, уходившему на Урал. Потом она говорила, что не было для неё счастливей минуты, чем когда состав, тяжело качнувшись, тронулся. 
Федор Фролович погиб при освобождении Можайска.
Тамара Алексеевна возвращается в Севастополь. Скоро сюда придёт свобода и тепло 60-х. Вокруг неё и Бориса Евгеньевича Николаевского, её второго мужа, соберётся энергия курсантов и опыт первых туристов города. Война помешала Тамаре Алексеевне окончить Институт иностранных языков, но она работала библиотекарем в «Голландии» (район в севастополе), где учился её сын, и водила в горы большие группы курсантов. Походы её и рассказы не были похожи на обычные скучные экскурсии. Она много занималась историей партизанства в Крыму. Все вместе они установили первый «самодеятельный» памятник, может быть, самый лаконичный и достойный из всех поставленных после. Все сделали своими руками: притащили камни, цемент. 
Это памятник над Чёртовой лестницей. На нем так и написано: «Партизанам». Борис Евгеньевич Николаевский основал Севастопольский туристический клуб, и по сей день хранящий традиции бережного отношения к памяти тех, кто защищал эту землю. 
Приближался 1971 г., объявленный Всемирным годом Солнца. Везде строились научные станции. Тогда-то Тамара Алексеевна и её сын Алексей поселились в горах над Симеизом, как геофизики станции Беш-Текне. 

Сын Алексей.

Все семнадцать лет Тамара Алексеевна и Алексей боролись за сохранение яйлы. И было с чем бороться! Ещё в XIX веке начался массовый выпас овец на её сочных травах. Теперь их привозили даже из средней России. Казалось бы: пасутся овечки, что здесь плохого? Но если бы это не остановили, и Севастополь, и Южный берег могли оказаться без воды. Мало того, что трава выедается под корень, к тому же незащищённый тонкий слой почвы легко вымывается, и дождевая вода не спускается в реки, а теряется. Тамара Алексеевна и Алексей взялись тогда за дело решительно и бескомпромиссно. В газетах появлялись их статьи, во всевозможных управлениях – их обращения. И они достигли успеха! Выпас был остановлен, яйла спасена. Ещё более тяжелой была нескончаемая битва с браконьерами. Все старые туристы говорят, что зверья в горах стало меньше, да и доверия животных к людям тоже. Сам Алексей вначале был охотником, но когда познакомился поближе с миром леса, спрятал ружьё. Хотя ненадолго: приходилось всерьёз думать о защите от браконьеров. Даже своих многочисленных и дружелюбных собак выучили Тамара Алексеевна и Алексей бойцовским качествам. Что ж, яйла отвечала им за заботу – в июле площадка с метеоприборами была красна от земляники.
Но со временем стали в их гостеприимном доме являться странные жильцы: лесные паны и рыцари, танцовщицы и гномы, диковинные птицы и чудища. Тамара Алексеевна начала "извлекать" их из причудливых тисовых корней. Она наполнила семнадцать лет в горах не только работой, но и творчеством, добротой, гостеприимством. Все, что ни делала Тамара Алексеевна, было подсказано ей природой.


Дом Тамары Алексеевны и Алексея был всегда полон гостей. Он был пристанищем в непогоду, ночёвкой в дальнем пути. Каждодневная непростая работа метеоролога, хозяйство – всё в её руках спорилось. Друзья вспоминают неусыпное воображение Тамары Алексеевны и Алексея, бесчисленные розыгрыши.
Однажды Алексей нашел в лесу раненую косулю. Её поселили в отдельном сарайчике и вызвали из Севастополя врача. Долго за ней ухаживали и отпустили, когда уверились, что она теперь проживет и сама. Да и сам дом был необычен: сова над порогом, родник в виде бетонного чудища… 


Так и стоял бы этот гостеприимный дом, полный собак, кошек и деревянных духов, хранимый заботливыми руками Тамары Алексеевны, если бы не великий снегопад раннего марта 1988г. Она тогда возвращалась из Севастополя домой с полным рюкзаком продуктов. Зашла в симеизскую обсерваторию – у неё было там много друзей. Её отговаривали подниматься: дорогу замело, холодно, ветрено. Но Тамара Алексеевна не послушала. Наверное, слишком беспокоилась за оставленный в такой буран дом и сына. Она стала подниматься. Идти было очень тяжело, дорогу едва видно, снег по пояс. Она, видимо, чувствовала, что не дойдет. Остановилась, достала термос, листок бумаги, карандаш. 

Я оставила там
Занесённый снегами,
Заселённый зверьками,
Наш маленький дом.
 

Потом несколько строк перечёркнуто, написано неразборчиво, видны только последние слова – «я вернусь». 
До вершины оставалось едва ли двести метров. Её нашли на следующий день. Она навсегда осталась со своими родными горами. 
Источник.

Reports
VoloksboR's picture
2 photos
VoloksboR
5
Your rating: None Average: 5 (1 vote)
Syndicate content

Back to top