Танк ОТ-34-76 на постаменте в г.Симферополь

Аватар пользователя Vikont
  • Теги:
    • Памятник воинам-освободителям,
    • Памятники,
    • Танк

Оценка: +27 / 6 участников / 3 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаКрым Автономная РеспубликаСімферополь
Описание

Ссылка на источник текста 1, ссылка на источник текста 2.

Он стоит на своем постаменте уже 68 лет — с заваренными люком и воздухозаборниками, с различимыми контурами латки на башне и почти скрывшимися под слоями краски отметинами от осколков бомб и пуль на борту.

Бортовой номер этого танка — 201, заводские номера памятника совпадают с данными машины, на которой освобождал Симферополь экипаж Павла Заргаряна. Танк имел огнемет, посему правильно модель называется «ОТ-34». А если еще точнее, то «ОТ-34-76», по диаметру башенной пушки. «ОТ-34» поставили на производство в 1942-м году, экипаж состоял из трех человек (стандартный состав – 4 бойца). Сохранилось таких танков с огнеметами — ОТ-34 — всего два в мире: в Симферополе и Нижнем Тагиле, там боевая машина находится возле музея.

На подступах к Севастополю танк №201 был подбит снарядом, пострадала гусеница. Машину оттащили в ближайшую балочку и отремонтировали. Раненного в этом же бою стрелка-радиста Ковбасу отправили в госпиталь. На тот момент у танка был уже другой командир — Иван Плахутин, а командир роты Заргарян со своим подразделением продолжал наступление на Балаклаву. 

Танк №201 сражался у Сапун-горы. Но этот бой стал последним для танка под командованием Ивана Плахутина. Термитный снаряд попал в башню. Танк на буксире, как и другие пострадавшие машины, отвезли в Симферополь. Там технику передавали Приморской армии, и машины, которые сочли не подлежащими восстановлению или требующими долгого ремонта, переправляли на грузовую железнодорожную станцию. Но в танковой бригаде уже не первый день обсуждалась идея поставить памятник всем погибшим во время освобождения Крыма однополчанам. Никто даже не спорил с тем, что на постаменте должен стоять танк. Так получилось, что это место заняла машина №201, которая прослужила всего чуть больше двух месяцев, успев пройти путь освобождения по югу Украины и всему Крымскому полуострову. 

На башню наложили латку, соорудили постамент. На все работы по сооружению памятника ушел всего-навсего месяц. Это, пожалуй, был не только первый, но единственный монумент, который в рекордные сроки сделали люди, не имевшие подобного опыта — только горячее желание оставить в самом большом городе Крыма память о своих товарищах.

«27 апреля 1944 года. Председателю городского совета депутатов трудящихся Симферополя. Командование в/ч 14909 просит вас оказать содействие и помощь командиру подразделения лейтенанту Бухаркину в деле сооружения памятника в г. Симферополе танкистам, павшим в боях за освобождение Крыма…» — этот документ подписал замполит 216-го отдельного саперного батальона Николай Прудников, перед тем как отправиться со своей частью на Севастополь на броне одного из танков. Он погиб через три часа: мина разорвалась прямо перед гусеницами боевой машины, один из осколков попал в Прудникова. 

Тот самый лейтенант Бухаркин, а впоследствии капитан запаса и один из активистов совета ветеранов 19-го танкового корпуса вспоминал, что автором проекта памятника был начальник штаба 216-го отдельного саперного батальона капитан Семен Коробкин, человек неиссякаемой энергии. Он каким-то чудом в разрушенном городе, где на счету был каждый кирпич, каждое бревно, ухитрялся доставать все необходимое для монумента. Все, что смог сделать горсовет — выделить опытного каменщика, тот и стал «главным инженером», а все материалы военным приходилось добывать самостоятельно. Предприимчивый капитан Коробкин смог получить на трофейных складах нужные материалы. Насколько ценились они в то время в Симферополе, судить можно по такому эпизоду: строители памятника подарили ведро цемента директору одного из городских кинотеатров, а тот разрешил им бесплатно ходить на все киносеансы. Буквы для памятной доски на постаменте отливали из алюминия, и это был металл изношенных деталей танковых двигателей. 

Танк был вовсе не символом: он отмечал братскую могилу танкистов 19-го танкового корпуса, захороненных в Пионерском сквере, сейчас это сквер Победы. Кроме того, здесь были и одиночные могилы. Когда делали мемориальную доску, то на ней поместили фамилии не только захороненных в этом месте танкистов, но и тех, кто отличился в боях на Крымском полуострове и геройски погиб. С другой стороны, не попали в перечень те, кто позже, уже после возведения памятника, был похоронен в Пионерском сквере.

В 1949 году захоронение перенесли на воинское кладбище на улице Старозенитной. По данным историков здесь был погребен 31 человек. Формальности соблюли, но работы провели наспех. Это подтвердилось, когда в сквере принялись восстанавливать Александро-Невский собор и строители наткнулись на забытые могилы освободителей Симферополя. Имя одного из них, старшины Ивана Кучерука, удалось установить по ордену Красной Звезды, который лежал рядом с останками. Между прочим, могильная плита с его именем на воинском кладбище имеется, а под ней то ли захоронен кто-то другой, то ли вообще пусто. Здесь, в братской могиле в Пионерском сквере, была похоронена одна из немногочисленных женщин-танкистов. Старший сержант Валентина Бархатова погибла вместе с другими членами экипажа 9 мая 1944 года в Севастополе. Сведения о том, что ее останки также перенесли на военное кладбище, есть в акте о перезахоронении.

Сам памятник несколько раз подвергался реконструкции. Подробно все метаморфозы, происходившие с ним, проследил крымский историк Владимир Гуркович. Так, в 1967 году постамент облицевали диоритовыми плитами и сменили мемориальную доску. Первоначально надпись была такая: «Вечная память героям 19-го Перекопского Краснознаменного танкового корпуса, павшим в боях за освобождение Крыма, апрель —май 1944 г.» и перечень фамилий. Куда подевалась та первая доска, так и неизвестно, не исключено, что ее просто отправили на металлолом. 

Новая доска гласила: «Слава воинам-освободителям! 13 апреля 1944 года — день освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков. Этот танк, входивший в состав 19 танкового корпуса, одним из первых ворвался в город…» Далее следовал перечень тех частей, которые освобождали Симферополь, включая партизанские соединения, причем неполный. Ветераны-танкисты, упоминал Владимир Гуркович, против превращения танка-памяти в сооружение-символ возражали и даже писали протестные письма в разные инстанции, но их никто не слушал. 

Еще через 15 лет, когда с доски стали осыпаться плохо прикрепленные буквы, надпись была обновлена, а чуть позже еще и дополнена упоминанием партизанских отрядов, не участвовавших в освобождении Симферополя. А в 2003 году, когда памятник подвинули ради собора и провели очередную реконструкцию, появилась колоннада с диоритовыми плитами, на которых были упомянуты части, освобождавшие Крым, но в произвольном, нелогичном порядке, да еще и не все. Владимир Гуркович писал, что «забытыми» оказались 44-я и 47-я армии (Керченско-Феодосийская десантная операция зимой 1941 — 1942 годов и боевые действия на Крымском фронте в мае 1942 года). Не нашлось места на обновленном мемориале и для частей 18-й и 56-й армий — они в ноябре 1943 года высаживались на Эльтигене и севернее Керчи, а также для Приморской армии.

…«Встретимся у танка», «пройдешь мимо танка», «жди у танка» привычно говорят симферопольцы, объясняя дорогу или назначая друг другу встречу. Для многих горожан он такая же привычная деталь городского пейзажа, как старинные здания по другую сторону дороги или высящийся рядом с ними Долгоруковский обелиск. Но у этого танка своя история. И о ней нужно рассказывать людям, выросшим в стране, где нет войны; в городе, где на постаменте стоит боевая машина под номером 201. 

Отчёты
Аватар пользователя Eduard
15 Фото
Eduard
Аватар пользователя BagiraDove
1 Фото
BagiraDove
Аватар пользователя Кельтика
1 Фото
Кельтика
Аватар пользователя voky89
1 Фото
voky89
Аватар пользователя Tan-Tol
3 Фото
Tan-Tol
Аватар пользователя vv
1 Фото
vv
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу