Мемориальная доска первому попечителю Харьковского Императорского Университета графу С. Потоцкому в г. Харькове

Аватар пользователя Tan-Tol
  • Теги:
    • Мемориальная доска,
    • Выдающиеся личности ,
    • Памятники

Оценка: +18 / 4 участники / 2 рекомендации / (+0) (-0) качество

  • УкраинаХарьковская областьХарьков (город)
Описание

Источник 1, Источник 2

7 июня 2010 года в городе Харькове прошли праздничные мероприятия по случаю двойного юбилея Генерального консульства Республики Польша. Этот праздник объединил два события: 85-ю годовщину создания довоенного консульства и 15-летие современного польского консульского представительства.

В рамках этого праздника была открыта мемориальная доска в честь одного из основателей Харьковского университета – графа Северина Потоцкого.

Памятная доска первому попечителю Харьковского учебного округа и почетному члену Харьковского Императорского Университета графу Северину Осиповичу Потоцкому установлена по улице Университетской, 23 (корпус ЦНБ университета).

Во времена деятельности графа С.Потоцкого по устройству Университета здания библиотеки еще не существовало. Мемориальную доску должны были установить на старое университетское здание по другую сторону улицы.

 

Использованы материалы статьи И. Журавлевой «Идеал попечительства — граф Северин Потоцкий»

Слова «покровительство», «покровитель» как никому другому подходят Северину Потоцкому—дворянину, представителю древнего аристократического рода, действительному тайному советни­ку, сенатору.

Харьков и Харьковский университет должны знать и помнить имя Северина Потоцкого, особенно сегодня, когда отмечалось 200-летие универси­тета, в котором он 14 лет был попечителем.

В Польше было шесть ветвей рода Потоцких. Из этих шести ветвей самая древняя, самая знаменитая в истории— это Потоцкие герба Пилавы.

     Источник 

Девиз рода звучит так: «Scutum opponebat scuto», что дословно пе­реводится как «Щит противостоит щиту». Имеется в виду большой щит, с которым стояли римляне впереди всего легиона и пер­выми принимали на себя удар, закрывали собой войско. Это означало, что род Потоцких всегда будет впереди и первым отразит атаку против­ника. Девиз рода с 1448 года еще и «Ad pietatem ргопі»—«С милостью к склонившимся».

Северин Потоцкий происходил из старшей ветви графов Потоцких герба Пилава и был сыном коронного кравчего Юзефа Потоцкого (крав­чий—придворный чин Московского государства; в кравчий назнача­лись члены наиболее знатных семей). Мать Северина—Тереза, урож­денная графиня Оссолинская. Родился он в 1762 году. В детском возрасте был отправлен вместе с братом Яном, впоследствии известным ученым, археологом, писателем, путешественником, для получения образова­ния в Женеву и Лозанну, где и провел все юношеские годы.

     Источник 

С1793 года Северин Потоцкий жил в Петербурге, где близко сошел­ся с цесаревичем Александром Павловичем (будущим императором). С приходом к власти Павла I Потоцкий стал камергером при наследнике престола, но уже в 1799 году был отстранен от должности в связи с не­согласием с проводимой политикой.

После прихода к власти Александра I, Потоцкий 4 июня 1801 года произведен в тайные советники с повелением присутствовать в третьем департаменте Правительствующего Сената. В1802 его назначают чле­ном комиссии училищ Министерства народного образования.

24 января 1803 года вышло Высочайшее постановление об учрежде­нии учебных округов. Согласно ему попечителем Харьковского универси­тетов и округа  стал тайный советник, граф Северин Потоцкий .

Харьковский округ составляли следующие губернии: Слободско-Украинская, Орловская, Воронежская, Курская, Черниговская, Полтав­ская, Николаевская, Таврическая, Екатеринославская и земли Донских и Черноморских казаков. Багалей отмечал : «...Университет был цент­ром управления всех школ в округе; от него прямо и непосредственно зависела масса лиц педагогического персонала; но и кроме этой зави­симости, вообще тогда была несравненно большая связь между выс­шей, средней и низшей школой... в то время они были органически связаны друг с другом и представляли только три ступени в одной иерар­хии...».

Семейные дела Потоцкого складываются таким образом, что он вынужден уехать за границу: в Вене умирает его отец, и исполнение своей должности Потоцкий поручает попечителю Петербургского ок­руга, президенту Академии наук графу Николаю Николаевичу Ново­сильцеву.

Судьба университета волнует Потоцкого, и перед отъездом он пору­чает профессору Илье Ивановичу Тимковскому и Василию Назарови­чу Каразину заботиться о скорейшем открытии университета. И если Тимковский должен был заниматься делами училищ и устройством университета, то Каразин — только университетом.

Потоцкий дает Каразину письмо, в котором поручает «принять все­возможные меры касательно первоначального устроения Харьковско­го университета». Он предоставляет Каразину широкие полномочия как доверенной особе попечителя. Багалей пишет,«.. .что такие полно­мочия объясняются, конечно, тем, что Каразин, во-первых, в это время занимал важный пост правителя дел Главного правления училищ, кото­рое ведало тогда почти всеми делами Министерства народного просве­щения, а во-вторых, его руководящей ролью в деле основания Харьков­ского университета».

Каразин едет в Петербург, занимается устройством университе­та, покупает книги для библиотеки, оборудование для университета. Потоцкий будет заниматься приглашением профессоров и приемом студентов.

11 апреля 1803 года перед отъездом из России Потоцкий напишет Каразину: «Благодарю Вас за все принятые Вами заботы... Нет... ни ма­лейшего сомнения, что дворянство и граждане Слободской Украинской губернии, как теперь, так и в пребудущее время с одинаковым соревно­ванием соответствовать будут благоволению к ним Государя Импе­ратора, и не замешкают свои приношения составить в общую сумму, которую предполагаю я употребить сколько можно более на предметы казистые и пребывающие, чтобы они всегда свидетельствовали, всегда напоминали потомству о сем отличном и примерном для других под­виге ко благу своего края и своего отечества, как-то: на новые здания, ботанический сад, разные кабинеты и тому подобное, также и на содер­жание бедных студентов... Усугубить мои попечения (об университете) с живейшею преданностью смотреть на его успехи возрастающие, по­буждаюсь».

Хотя некоторые историки упрекали Потоцкого, что он, несмотря на свою кипучую деятельность, чаще бывал в Польше и за границей, чем в Харькове, академик Сухомлинов пишет, что Устав не требовал по­стоянного присутствия попечителя в университетском городе, а Пото­цкий не забывал университет, живя за границей.

В марте 1804 года Потоцкий возвращается в Харьков и вступает в свои права попечителя. Для ускорения дел по открытию универси­тета он учреждает комитет состоящий из профессоров И. С. Рижского, И. Ф. Тимковского, Ф. А. Делявиня, Я. Я. Беллена де Баллю, Т. Ф. Осиповского. Председателем комитета назначает И. С. Рижского.

Комитет начал тщательно заниматься делами по устройству универ­ситета, они стали вестись строго и организовано: члены комитета зани­мались покупкой земель для будущих построек, зданиями, устройством аудиторий, доставкой книг и оборудования, ботаническим садом и ти­пографией, а также составлением списков профессоров, приемом студентов, подготовкой к торжественному открытию университета.

Потоцкий осматривает вместе с губернатором Бахтиным землю, на которой предполагает разместить университетские здания. Участок, который ранее присмотрели Каразин и Тимковский, находился в пред­местье города, к северу, по дороге ведущий в Сумы. Это были поля, уступленные университету безвозмездно или по недорогой цене. Мо­жет быть, именно личности графа, его такту, университет обязан при­обретением земель, которые составляют его основной земельный фонд, отметит через сто лет Д. И. Багалей. «Потоцкий рассчитывал на этом месте строить новые здания для университета—и его выбор нельзя не признать чрезвычайно удачным. Вообще следует заметить, что назначение на пост попечителя такого сановного, родовитого вельможи, с независимыми средствами и убеждениями, как Потоцкий, имело огромное значение для вновь учреждаемого университета—оно воз­вышало его в глазах начальства и всего местного общества».
Дворянство, купечество, духовенство, горожане жертвовали средства на создание университета. Графиня Варвара Подгоричани в своем письме на имя Северина Потоцкого 14 апреля 1804 года пишет:«.. .земля моя, лежащая близ города Харькова, за кантемировским садом, может быть для университета нужною, ежели место для строения его избрано будет в той части; вследствие чего честь имею уведомить Ваше превосходи­тельство, ежели действительно земля сия для университета будет надоб­на, то я с великим удовольствием в пользу оного ее отдаю без всякого удовлетворения. Мне весьма приятно, что при сем имею случай засви­детельствовать Вашему сиятельству отличное мое к Вам почтение и пре­данность, с которым честь имею быть».

Потоцкий приобретает и так называемый Кантемировский сад, на месте которого потом возник Университетский сад. Этот сад, особенно та часть, которая носила название «английской», и которой Потоцкий уделял особое внимание, имела для города большое значение. «Своими заботами о насаждении сада граф... поднял ценность и значение этих пустопорожних земель и привел часть их в то культурное состояние, которое сделалось залогом их нынешнего цветущего состояния... Вся­кий считает вполне естественным, что, при полном почти отсутствии в Харькове общественных садов, излюбленным местом для публики является университетский сад,»—писал Д. И. Багалей.

В1803 году в Харьков прибыл профессор ботаники Ф. А. Делявинь (де Л авинье), весной 1804 года он начал заниматься устройством Бота­нического сада. 24 сентября 1804 года из Вены приехал садовник Цетлер, которого выписал Потоцкий. Цетлера назначают главным садовником. Начинает создаваться большая оранжерея. По плану Потоцкого в ботаническом саду совершались посадки редких саженцев. В1805 году в саду было уже 1000 растений разных видов.

Основание нумизматической коллекции университета также было положено пожертвованием Северина Потоцкого, подарившего мюнц-кабинету 840 медалей (820серебряных и 20 золотых) из них 533 древних и 307 новых. В1806 году он присылает из Крыма три старинные монеты времен Владимира Святославовича и Юбдревнегреческихмонет. Забо­тами попечителя нумизматический кабинет считался одним из лучших в России. А коллекция минералов, пожертвованная Потоцким, стала основой для минералогического кабинета.

Типография Харьковского университета работала не только для са­мого университета и города, но и для всего округа. Огромное значение имело то обстоятельство, что университету принадлежало право цензу­ры не только произведений своих преподавателей, но и всех изданий, выходивших в пределах Харьковского учебного округа. Потоцкий счи­тал очень важной задачей издание трудов профессоров:«.. .большая часть наших учебных книг, выходя из рук ученых наших соотечественников, не будут уже иноземными плодами, привезенными в Россию».

Потоцкий покупает книги для библиотеки и дарит их ей. Им переда­но в библиотеку 1695 книг. В1803 году в Польше, в Кракове, он встре­чается с видным общественным деятелем, инспектором Виленского учебного округа Тадеушем Чацким (1765-1813), с которым дружил и договаривался о подборе профессоров для Харьковского университе­та. Библиотека университета хранит в своем фонде книгу, напоминаю­щую о визите Потоцкого в Краков. На книге есть автограф попечителя на латыни «Северин Потоцкий, Краков, 20 июня, 1803».

Это — библиографическая редкость, изданный в конце XVII века знаменитый дневник Корба, секретаря посольства, отправленного авст­рийским королем Леопольдом I в Россию к Петру I в 1698 году. Посоль­ство прибыло в Москву во время стрелецкой казни. Корб вел дневник, где подробно описал все события этого времени. Дневник сопровожда­ют детальнейшие гравюры, изображающие кровавую расправу. Книга была издана в Вене, и, по требованию возмущенного Петра, вскоре почти весь тираж был уничтожен. Где либерал Потоцкий нашел, купил или получил в подарок эту книгу — загадка, но то, что он подарил ее университету — факт.

Потоцкий положил начало и фехтовальному классу университета. Студентов пытались даже обучать верховой езде. Манеж предполагали выстроить в университетском саду, и Потоцкий писал Правлению: «Так как сие заведение может быть полезно для молодых дворян здешней губернии, желающих посвятить себя военной службе, и вообще вы­звать большую привязанность дворян к университету, то он полагал бы возможным употребить из университетских сумм от 1000до 15000руб., но под тем непременным условием, чтобы предварительно убедились в готовности дворян отдать своих детей для обучения в это заведение».

Так в провинциальном городе возникает университет с европейскими традициями. И уже в 1824 году «Украинский журнал» напишет о Харь­кове 20-х годов XIX столетия: «Это столица всей южной Европейской России».

17(30) января 1805 года, в день торжественного открытия универси­тета, Потоцкий выступит с речью на латыни «О новом учебном устрой­стве Российской империи и пользе, которую оно несет с собой». Речь эта будет через год издана в типографии Харьковского университета.

Попечитель был ярким приверженцем новой системы школ и их широкого распространения. Он считал, что целью создания школ явля­ется получение всеми жителями страны образования, а вновь создан­ные университеты должны быть такими, как Оксфорд и Кембридж, Геттингенгский и Йенский университеты.

«Ничего не остается более всякому народу, как употребить все силы, дабы следовать за другими. Остановиться есть то же, что подаваться назад, и приближаться к прежнему ничтожеству. Ежели сие когда позво­лительно, то разве только в отношении к завоеваниям, которым спра­ведливость или государственные виды могут наконец где-нибудь поло­жить пределы. Но таковое прекращение деятельности никогда невместно в рассуждении наук, изящных художеств, воинского искусства, море­ходства, рукомесел, торговой промышленности и земледелия,»—гово­рил Потоцкий в 1805 году.

Речь его с 1806 года больше не публиковалась, хотя отдельные цита­ты из нее приводились в разных статьях. К этой статье мы прилагаем полный текст его речи на латыни и перевод ее на русский язык, сделан­ный в 1806 году.

Главное внимание при устройстве университета Потоцкий уделил набору студентов и приглашению профессоров. Он стремился привлечь в Харьков выдающихся людей России и Западной Европы, приглашал даже Н. М. Карамзина и Августа Вольфа. И в составе профессоров, работавших в университете уже в первые годы после его создания, было немало выдающихся ученых.

Не только Харьков знакомился с Европой, но и Западная Европа знакомилась с городом Харьковом через университет, будет вспоми­нать профессор Роммель. Главным способом формирования профес­сорской коллегии было приглашение иностранных профессоров в Харь­ков из-за границы. Благодаря Гете, который рекомендовал Северину Потоцкому преподавателей, в Харьков приехал знаменитый философ И. Шад. Кроме Шада в Харьков прибыли медик В. Дрейсиг, ветеринар Ф. Пильгер, ботаник Ф. Делявинь, историк А. Дюгур, юристы Л. Якоб, Ф. Швейкарт, химик Ф. Гизе, астроном И. Гут, профессора классиче­ской филологии Я. Беллен-де Баллю и К. Роммель. Из 47 преподавателей 29 было иностранного происхождения. «И нужно сознаться—пишет Багалей,—что профессора иностранного происхождения оказали зна­чительную пользу университету; они привнесли с собой хорошие ака­демические традиции старых западных университетов; они знакомили учащуюся молодежь и с наукою, и практически с новыми языками, на которых читали лекции... Учащаяся молодежь и отчасти харьковское общество, не выезжая из Харькова за границу, получили возможность познакомиться в лице этих деятелей с носителями западноевропейской культуры». Роммель позднее напишет, что один из госу­дарственных чиновников сам не переставал удивляться тому, что он поехал не в Париж, а в Харьков.

Благодаря энергии Потоцкого некоторые кафедры Харьковского университета были заняты лицами вьщающимися учеными.

Самой важной заслугой Потоцкого в деле устройства университета, считал Л.Яновский, был удачный подбор педагогических кадров, кото­рые составили фундамент научной школы.

Попечитель заботится о быте профессоров и адъюнктов. Просит императора помочь тем профессорам, которые не имеют университет­ских квартир, докладывает императору, что цены на все в Харькове вы­росли, и наем квартир требует больших издержек: «Доколе все они не будут помещены в университетских зданиях, выдавать квартирные деньги первым по 500, а последним по 200 рублей ежегодно». Александр I утвердил прошение в декабре 1805 года.

Заботясь о привлечении студентов, еще до открытия университета, в 1804 году, попечитель отправляет ходатайство к министру о разреше­нии семинаристам учиться в университете: «19 апреля я имел честь доложить Вашему сиятельству, что принял всезависящие со стороны моей меры для скорейшего открытия университета, которое, вероятно, и воспоследует в августе месяце сего года. К этому времени прибудут все приглашенные мною профессора. Они немедленно могли бы на­чать свои лекции, но единое встречается в том неудобство — недоста­точное число университетских слушателей... незнание латинского язы­ка, который был совершенно оставлен... в училищах, является главней­шею препоною умножить ими на первый случай число университетских слушателей, ибо иностранные профессора, не знающие русского язы­ка, могут преподавать лекции только по латыни. Таковых молодых лю­дей, имеющих достаточное познание в этом языке, могут ныне доста­вить семинарии. Посему покорнейше испрашиваю ходатайства Вашего сиятельства об истребовании в университет на казенное содержание 30 семинаристов, подготовленных к слушанию университетских лек­ций; ходатайство это послужит к скорейшему открытию университета и образованию из этих семинаристов педагогического института, без которого... ни гимназии, ни уездные училища существовать не могут». Ходатайство было удовлетворено, Святейшему Синоду была объявлена Высочайшая воля о разрешении семинаристам обучаться в Харьковском университете.

Потоцкий убеждает помещиков отдавать детей для обучения в уни­верситет, поручает Тимковскому не упускать ни единого случая и «при­менять все возможные убеждения» для того, чтобы местные обыватели посылали детей приобретать знания в высших науках «полезных для всех родов государственной службы». И. Ф. Тимковский с успехом вы­полняет возложенную на него миссию.

В1805 году, в первый год существования университета в нем учи­лось 57 студентов. В 1812 году их уже было 118.

Потоцкий придает большое значение количеству студентов и счита­ет, что от числа учащихся зависит репутация университета. Об этом он напишет письмо Рижскому в октябре 1805 года. Попечитель входит в Главное правление училищ с ходатайством о беспрепятственном при­еме в университет купеческих детей, так как им требовалось дополни­тельное разрешение на выход из податного состояния. Потоцкий спер­ва получил отказ, и только в ноябре 1810 года был издан указ относительно студентов податного сословия.

Он внимательно наблюдает за деятельностью органов университет­ского самоуправления, следит за тем, чтобы не было нарушений в уни­верситетском Уставе, «не нарушалась справедливость». Он «разрешал возникшие недоразумения, поддерживал отношения с местным обще­ством и был авторитетным и благожелательным истолкователем нужд и потребностей университета перед министерством, хранителем и за­щитником прерогатив и прав, дарованных университету законом»— определит его деятельность Дмитрий Иванович Багалей.

По предложению Потоцкого создается Нежинский лицей, открыва­ются гимназии, училища. При нем в 1812 году в Харькове был организо­ван Институт благородных девиц.

Вельможа и католик, он посещал хаты сельских учителей и был усердным ходатаем о лицах православного духовенства, сколько-нибудь послуживших делу народного образования.

Потоцкий был также инициатором инспекции училищ Харьковско­го округа. Роль инспектора блестяще исполнял профессор Тимковский. Экзаменовались не только ученики, но и учителя, указывалось, кто из них соответствовал должности. Затем учителя отправлялись в универ­ситет на несколько месяцев для прослушивания курсов, то есть —для повышения квалификации.

В частном письме к министру П. В. Завадовскому Потоцкий напи­шет: «Чем больше познаю я эту страну, тем сильнее убеждаюсь я, что она весьма различествует от других стран... надлежит употребить раз­личные способы... необходимо изыскивать все средства, чтобы приохо­тить, чтобы убедить воспользоваться ими (благотворными средствами ведущими к просвещению); это... заставляет меня посещать эту страну сколь возможно чаще».

Русский биографический словарь отмечает, что Потоцкий всегда особенное участие принимал в делах поляков, в 1818 году впервые в исто­рии российских университетов в Харьковском открывается кафедра польского языка.

По словам современников, в 1820 году он вместе со своими едино­мышленниками задумывал основать общество освобождения крестьян.

Потоцкий был образованным человеком, мог читать все, что появлялось в печати на всех европейских языках.

И. Данилович в письме к известному польскому историку, профес­сору Виленского университета Й. Лелевелю (1786-1861) напишет: «...по мнению всех моих коллег, он считается единственным куратором, кото­рый знал, каким и только каким должен быть университет».

В1810 году Северин Потоцкий был избран Почетным доктором Харь­ковского университета.

В1817 году он оставил свой пост, так как был не согласен с полити­кой в области просвещения, которую проводил новый министр образо­вания князь А. Н. Голицын.

За его заслуги перед университетом и просвещением в округе, Александр I разрешил Потоцкому носить мундир Харьковского уни­верситета.

Последние годы Потоцкий жил в Украине, основал Севериновку вблизи Одессы.

В работе «Роль В. Н. Каразина, С. О. Потоцкого и И. О. Тимковского в первоначальном устроении Харьковского университета», профес­сор Багалей сожалеет о том, что накануне столетия университета сде­лано пока что мало, теряются документы, исчезают рукописи. «Не так давно,—пишет он,—была продана на пуды в Москве замечательная по богатству редких изданий библиотека знаменитого слависта-про­фессора О. М. Бодянского: тогда же исчезли его дневники...». Библиотека Бодянского была описана и ее каталог издан в Москве в 2004 году, отделом редких книг научной библиотеки Московского университета. Время все расставляет по своим местам и возвращает прошлое.

Когда готовился этот материал, просматривались старые книги, га­зеты, журналы автору встретилась статья, посвященная не Потоцкому, а о его соратнику, первому ректору Харьковского университета, Ивану Степановичу Рижскому, написанную Дмитрием Ивановичем Багалеем. Цитатой из этой статьи мы завершаем эту главу.

«Уважение к памяти исторических деятелей, приносивших пользу родине, характеризует степень культурности самого общества. Идеал общественной жизни заключается в том, чтобы всякое новое поколе­ние получало полное культурное наследство от прежнего, чтобы ни­что не пропадало даром и чтобы все способное к дальнейшему росту и преуспеванию, бережно сохранялось и культивировалось «детьми» для передачи их внукам». Но для этого прежде всего необходимо знать, что было прежде и как из этого прежнего выросло настоящее; только зная связь этого настоящего с прошлым, можно сознательно отно­ситься к тому и другому, отделяя в своем сознании хорошее от дурно­го. В этом смысле каждый из нас является до известной степени исто­риком...».

Нет в Харькове ни улицы, ни переулка имени Потоцкого. И до недавнего времени не было мемориаль­ной доски первому попечителю, доктору наук, академику, почетному члену Харьковского университета, человеку, стремившемуся, чтобы университет и образование в округе были европейского уровня и так много для этого сделавшему.

Отчёты
Аватар пользователя dombrovskii_a
2 Фото
dombrovskii_a
Аватар пользователя voky89
1 Фото
voky89
Аватар пользователя vv
1 Фото
vv
Аватар пользователя butilkavodi
1 Фото
butilkavodi
0
Ваша оценка: Нет
Ленты новостей

Вернуться к началу